You are on page 1of 100

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ФИЛОЛОГИЯ

М. А. ФЕДОРОВ

ОСНОВНЫЕ
понятия
ЛИНГВОКУЛЬТОРОЛОГИИ
УЛАН-УДЭ 2015
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ


РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

М. А. Федоров

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

Рекомендовано Учебно-методическим советом БГУ


в качестве учебного пособия для студентов
направления подготовки 45.03.02 Лингвистика,
45.03.01 Филология

ИЗДАТЕЛЬСТВО

Улан-Удэ
2015
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

УДК 130.2:81:168.1
ББК 71.0+81
Ф 333

Утверждено к печати редакционно-издательским


советом Бурятского государственного университета

Р еценз ент ы

Е. С Митыпова д-р ист. наук,


Э. В. Х илханова д-р филол. наук

Федоров М. А.
Ф 333 Основные понятия лингвокультурологии: учебное
пособие. - Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета,
2015. - 96 с. ISBN 978-5-9793-0736-7

Пособие содержит осмысление понятий «культура», «концепт»,


«язык» и «лингвокультура» с точки зрения принципов необходимости и
достаточности, что позволяет выделить факторы, определяющие их он­
тологию, и рассмотреть возможные степени культуроспецифичности и
универсальности.
Адресовано студентам, магистрантам и аспирантам гуманитарных
специальностей.

УДК 81:130.2:168.1
ББК 71.0+81

ISBN 978-5-9793-0736-7 © Бурятский госуниверситет, 2015


Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ВВ ЕДЕН И Е

Большой энциклопедический словарь «Языкознание» [БЭС] оп­


ределяет «термин» как слово или словосочетание, обозначающее
понятие специальной области знания и характеризующееся кроме
прочих особенностей тенденцией к моносемичности в пределах
своего терминологического поля. Однако многозначность терминов
«культура» и «концепт» по количеству значений оставляет далеко
позади самые полисемичные слова естественных языков. Подобная
ситуация живо напоминает историю о строителях Вавилонской
башни1.
Когда рассказывают эту библейскую историю, в качестве на­
глядного примера обычно приводят факт существования различных
языков. Однако в истории человечества эта причина никогда не бы­
ла серьезной помехой для коммуникации, что подтверждается раз­
личными свидетельствами межкультурных контактов. Даже если
предположить, что люди, вместе строившие одно здание, вдруг
сверхъестественным образом стали обладателями разных систем
коммуникации, отличающихся структурно и содержательно, то,
преодолев первоначальный шок, они непременно бы выработали
какой-нибудь пиджин и строительство продолжилось бы, а так они
рассеялись по всей Земле.
Более веской причиной рассеяния могло бы стать отсутствие же­
лания понимать собеседника и стремление утвердить свое видение
проблемы. Именно так могло быть выполнено условие смешения
языков «так, чтобы один не понимал речи другого».

1 На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они на­
шли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем
кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная
смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до
небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел
Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал
Господь: вот, один народ и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не от­
станут они от того, что задумали делать. Сойдем же и смешаем там язык их, так
чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле, и
они перестали строить город. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Гос -
подь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле (Быт 11:1-9).
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Современное состояние по крайней мере науки о культуре и лин­


гвистики также демонстрирует отсутствие согласия между исследо­
вателями. Вместо того что бы принять в качестве константы наибо­
лее разработанное определение какого-либо термина, исследовате­
ли чаще всего предлагают собственный вариант дефиниций в наде­
жде на то, что будет найдено самое удачное определение.
Нельзя не согласиться, что поиск констант занимает время, од­
нако в конечном счете рост количества попыток есть не что иное,
как умножение сущностей, ведущее к размыванию границ понятия,
и такая бесконечная погоня за идеалом заставляет согласиться с
Платоном, что для создания слов необходим один номотет. Ни в
коем случае не претендуя на эту роль, в данной работе мы предла­
гаем вместе попытаться установить связи между близкими, но раз­
личающимися концепциями.

4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Глава 1

П О Н Я Т И Е «СИ СТЕМ А ».
А С П Е К Т Ы РА С С М О Т РЕ Н И Я С И С Т Е М Ы

Системные исследования в отечественной науке получили ак­


тивное развитие в конце 1960-х гг. и связаны с именами таких уче­
ных, как И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин, Б. Г. Юдин,
A. И. Уемов, К. М. Хайлов, Ю.А. Урманцев и др. Кроме ряда моно­
графий в этот период выходит ежегодник «Системные исследова­
ния», где также публикуются зарубежные идеологи системного под­
хода, в число которых входят Л. фон Берталанфи, А. Рапопорт,
М. Месарович и др. Отдельно от этой плеяды ученых стоит
B. Н. Сагатовский со своим фундаментальным трудом «Основы
систематизации всеобщих категорий», в котором он не столько раз­
рабатывает понятие системы, сколько практически использует сис­
темный подход для определения основных философских категорий.
В качестве основных задач системного подхода можно выделить
определение специфики системного подхода и определение понятия
«система». Так, под системными исследованиями ученые понимают
всю совокупность научных и технических проблем, которые при
всей их специфике и разнообразии сходны в понимании и рассмот­
рении исследуемых ими объектов как систем, что позволяет опре­
делить системный подход как эксплицитное выражение процедур
представления объектов как систем и способов их исследования
[Блауберг и др., 1969 : 7]. По свидетельству Э. Г. Юдина, систем­
ный подход развивается под воздействием определенных потребно­
стей научного мышления, представляя собой общенаучную, а не спе­
циально-научную методологию. Ее эффективность измеряется тем,
насколько конструктивную роль этот подход способен играть в по­
строении и развитии конкретных предметов исследования [1973 : 39].
Ученые отмечают, что неизбежность перехода к системным ис­
следованиям обусловлена ускоренным темпом роста научного зна­
ния, умножением специализированных дисциплин и, как следствие
этого, ослаблением связи между отдельными дисциплинами, выра­
жающейся в создании специальных исследовательских техник и
специальных языков [Берталанфи, 1969 : 32-35; Рапопорт, 1969 :
56]. При этом, по выражению П. К. Анохина, исключительно анали­
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

тические знания могли «утопить в половодье разрозненных и часто


не объединенных ничем фактов». Следовательно, одной из целей
общей теории систем (ОТС) является создание общего теоретиче­
ского языка, дающего возможность объединить несвязанные до сих
пор отрасли науки [Рапопорт, 1969 : 59].
По мнению В. Н. Садовского, назначение общей теории систем
состоит в том, что она должна выполнять роль метатеории относи­
тельно различных специализированных системных построений,
разработок, теорий. С одной стороны, общая теория систем выпол­
няет в определенной мере функцию обобщения специального сис­
темного знания, а с другой - призвана сформулировать принципы
построения системного знания, т. е. ее проблематика тесно сопри­
касается с проблемами логики и методологии системного исследо­
вания [1974 : 30].
Системный подход приходит на смену аналитическому, согласно
которому некоторая сущность разлагается на части, с тем чтобы
исследовать отдельные причинные цепи или единицы в различных
областях науки. При этом предполагается, что взаимодействие ме­
жду частями данного явления пренебрежительно мало, а отношения
между ними носят линейный характер [Берталанфи, 1969 : 42].
В качестве важнейшего результата теоретической разработки
проблем системного подхода В. Н. Садовский называет логику и
методологию системного исследования, которые включают после­
довательное решение задач: организацию рассматриваемых объек­
тов, их иерархическое строение, соотношение внешней и внутрен­
ней детерминированности, процессов передачи информации и
управления, целенаправленное поведение, условий стабильности,
механизмов конкурентности и рефлексивное управление, способов
синтеза в едином знании [1971 : 41, 50].
Б. Г. Юдин предлагает следующие требования системного мыш­
ления, которые должны быть присущи каждому исследователю, ис­
пользующему данную методологию: необходимость соотнесения
изучаемого явления или процесса к некоторому целому; необходи­
мость учитывать сложность исследуемых объектов и процессов, что
заставляет делать упор не столько на внешнем источнике, вызы­
вающем то или иное явление, сколько на исследовании его внутри­
системной детерминации; необходимость рассматривать данный
сложный объект как внутренне упорядоченное, структурированное
целое [1971 : 18].
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

И. В. Блауберг отмечает, что существуют разноречивые трактов­


ки как сущности системного подхода, так и совокупности его мето­
дологических принципов, поскольку объекты и изучающие их дис­
циплины чрезвычайно разнородны. Более того, в тот период име­
лись случаи трансформации взглядов у одних и тех же авторов
[1973 : 7-8].
Разнообразие подходов к системным исследованиям также отра­
зилось и в понимании термина «система»:
У. Гослинг: «собрание простых частей»;
К. Уотт: «взаимодействующий комплекс процессов, характери­
зующийся многими взаимными путями причинно-следственных
воздействий»;
Л. фон Берталанфи: «комплекс взаимодействующих компонентов»;
Р. Акоф: «любая сущность, концептуальная или физическая, ко­
торая состоит из взаимозависимых частей»;
О. Ланге: «множество связанных действующих компонентов»
[цит. по: Садовский, 1971 : 45].
Как отмечает А. И. Уемов, определение системы может оказать­
ся либо слишком широким, либо чересчур частным, выделяющим
какой-то определенный тип отношений: взаимодействия, взаимо­
связи, порядка, отношения и др. [1973 : 147], что, в свою очередь,
лишает его общетеоретического статуса. В. Н. Садовский указыва­
ет, что многие дефиниции, формулируемые в контексте специаль­
ных системных разработок, не являются оперативными, поскольку
фиксируемая в них реальность является значительно шире той, ко­
торую такие области науки и техники способны исследовать. Сле­
довательно, для разработки данного понятия нужно учитывать сис­
темные признаки, определенные наборы которых могут составлять
дефиницию системы.
К первой группе относятся признаки, характеризующие внут­
реннее строение системы: «множество», «элемент», «отношение»,
«свойство», «связь», «взаимодействие», «подсистема», «организа­
ция», «структура» и др.; ко второй - признаки, характеризующие
специфические системные свойства: «изоляция», «взаимодействие»,
«интеграция», «дифференциация», «централизация», «децентрали­
зация», «целостность», «стабильность», «стабильность», «обратная
связь», «равновесие», «подвижное равновесие», «управление», «са­
моуправление». Третья группа содержит признаки, относящиеся к
поведению системы: «среда», «состояние системы», «деятель­
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ность», «целостность», «функционирование», «изменение», «гомео­


стазис», «эквифинальность», «целенаправленность» и др. [1971 : 46].
В другой работе ученый подчеркивает необходимость построе­
ния строгих определений, поскольку, во-первых, содержание абст­
рактных научных дисциплин в значительной степени удалено от
эмпирической реальности, а во-вторых, такие дисциплины призва­
ны устанавливать логические и методологические критерии упот­
ребления тех или иных понятий, способы их связи и отнесенности к
эмпирическому содержанию и т. д. [Садовский, 1974 : 77].
Проводя анализ 40 наиболее общеупотребительных дефиниций,
ученый выделяет три группы, из которых только вторая группа мо­
жет быть проанализирована с точки зрения признаков, представ­
ленных ранее: 1) определения системы как некоторых классов ма­
тематических моделей; 2) определения системы через понятия:
«элементы», «отношения», «связи», «целое»; 3) определения систе­
мы с помощью понятий: «вход», «выход», «переработка информа­
ции», «управление».
В качестве вывода постулируется то, что содержание определе­
ний крайне неоднородно. Это объясняется тем, что дефиниции фор­
мулируются в начале разработки определенной концепции, даются
в интуитивных терминах и не используют терминологию сложив­
шихся научных дисциплин. Определения системы с точки зрения
теории информации и математики можно считать альтернативной
формой базовой модели определения, основанной на представлен­
ности системных признаков, предложенных выше [Садовский,
1971 : 51, 52].
Положительным результатом семантического анализа определе­
ний можно считать критерии базового определения системы, со­
гласно которым можно и выбрать, и выработать достаточно полное
определение системы. Отрицательным моментом можно признать
совпадение некоторых признаков в группах, что приводит к нежела­
тельной терминологической синонимии. Так, видимо, понятие «взаи­
модействие» в первой группе относится к элементам системы, а во
второй - речь идет о взаимодействии системы с окружающей средой.
Логичным продолжением выбранного решения можно было бы
считать рассмотрение существующих дефиниций с точки зрения
различных аспектов, что, с одной стороны, позволяет учитывать
сложный характер анализируемой системы, с другой - выводить в
определении дифференциальные признаки, оптимально примени­
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

мые для конкретного исследования.


Частичную реализацию этой задачи мы видим в другой работе В.
Н. Садовского, где ученый указывает, что для любой исследуемой
системы минимально требуются три разных уровня ее описания с
точки зрения: 1) присущих ей внешних, целостных свойств;
2) внутреннего строения и «вклада» ее компонентов в формирова­
ние целостных свойств системы; 3) понимания данной системы как
подсистемы более широкой системы [1974 : 105]. Однако описание
системы не одно и то же, что ее определение, хотя здесь уже можно
видеть основания для классификации определений с точки зрения:
1) формы, 2) содержания и 3) функции.
Б. Г. Ю дин указывает, что для понятия системы важен учет це­
лостности, иерархии и сложности. Под целостностью понимается
исходное отделение системы от окружающей среды и обусловли­
вающее исследование внешних связей, которые обеспечивают
взаимодействие системы со средой, и внутренних связей, благодаря
которым система противостоит среде. Более того, данная характери­
стика предполагает направление исследования от системы к элементу.
Фактор иерархии предполагает положение данной системы как
элемента более крупной системы. При этом в контексте рассмотре­
ния определенного объекта как элемента более крупной системы
необходимо учитывать как функциональное единство суперсисте­
мы, так и функциональную автономию ее элементов. Сложность
системы обусловливает рассмотрение различных типов отношений
[1969 : 193-195]. Знакомство с современными философскими сло­
варями показывает, что подобное понимание системы характерно и
для настоящего времени [ФЭС, 2007; ФС, 2004].
Известным критиком сложившегося положения вещей в общей
теории систем можно считать П. К. Анохина, который утверждает,
что ни одно определение Л. фон Берталанфи или его последовате­
лей не дает возможности активно использовать понятие «система»
как инструмент для более усовершенствованной исследовательской
работы. Одной из главных причин такого печального положения, по
мнению ученого, является излишнее теоретизирование всей про­
блемы в целом [1973 : 23, 25].
Несмотря на то, что все ученые соглашаются с тем, что цен­
тральным свойством системы является «взаимодействие множества
компонентов», но, как указывает П. К. Анохин, в дискуссии зару­
бежных и отечественных системологов никогда отчетливо не ста-
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

вился вопрос о том, какой именно фактор упорядочивает до того


«беспорядочное множество» и делает его функционирующей сис­
темой. По утверждению исследователя, все имеющиеся сейчас оп­
ределения системы случайны, не отражают ее истинных свойств и
поэтому, естественно, не конструктивны, т. е. не помогают ставить
новых, более объемных вопросов для исследования. Как результат,
без определения системообразующего фактора ни одна концепция
по теории систем не может быть плодотворной [Там же : 26].
Позицию ученого можно изложить в виде следующих тезисов:
• цель (получение полезного результата) всегда опережает реа­
лизацию ее организмом;
• взаимодействие как таковое не может сформировать систему,
поскольку анализ истинных закономерностей функционирования с
точки зрения функциональной системы раскрывает скорее меха­
низм «содействия» компонентов, чем их «взаимодействие»;
• формирование системы подчинено получению определенного
полезного результата, а недостаточный результат может целиком
реорганизовать систему и сформировать новую, с более совершен­
ным взаимодействием компонентов, дающим достаточный результат;
• упорядоченность во взаимодействии множества компонентов
системы устанавливается на основе степени их содействия в полу­
чении целой системой строго определенного полезного результата
[Там же : 30, 32, 34].
Раскрывая понятие взаимодействия, П. К. Анохин указывает, что
объекты, становясь элементами системы, лишаются определенных
степеней свободы, т. к. одновременная реализация всех степеней
свободы каждого элемента противоречила бы сущности системы и
характеризовалась бы скорее понятием хаоса. Сущность функцио­
нирования элемента заключается в том, что всякий компонент мо­
жет войти в систему только в том случае, если он вносит свою долю
содействия в получение запрограммированного результата. Следо­
вательно, системой можно назвать только такой комплекс изби­
рательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и
взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компо­
нентов, направленного на получение фокусированного полезного
результата.
Ученый подчеркивает, что именно результат отбирает все адек­
ватные для данного момента степени свободы компонентов систе­
мы и фокусирует их усилие на себе. Одной из сторон взаимодейст-
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

вия компонентов является освобождение их от избыточных степе­


ней свободы, ненужных для получения данного конкретного ре­
зультата, и, наоборот, сохранение всех тех степеней свободы, кото­
рые способствуют получению результата [Там же : 35].
На примере физиологии П. К. Анохин показывает, что функцио­
нальные системы организма складываются из динамически мобили­
зуемых структур в масштабе целого организма и на их деятельности
и окончательном результате не отражается исключительное влия­
ние какого-нибудь анатомического типа участвующей структуры.
Вовлечение компонентов той или иной анатомической принадлеж­
ности обусловливается только в меру их содействия получению за­
программированного результата.
Следовательно, для функциональной системы характерна дина­
мическая изменчивость входящих в нее структурных компонентов,
изменчивость, продолжающаяся до тех пор, пока не будет получен
соответствующий полезный результат. Такая трактовка объясняет,
почему элемент системы не должен пониматься как самостоятель­
ное и независимое образование. Он должен пониматься как эле­
мент, чьи оставшиеся степени свободы подчинены общему плану
функционирования системы, направляемому получением полезного
результата [Анохин : 40, 41].
Отличительной характеристикой функциональных систем явля­
ется то, что внешние факторы всегда оказывают влияние не на изо­
лированный орган, а на функциональную систему в целом. Следо­
вательно, эволюционируют и изменяются под воздействием внеш­
них факторов всегда только функциональные системы, а морфоло­
гические трансформации внешних органов есть только отдаленное
следствие этих изменений [Галеев, 1999 : 1, 2].
Учет системообразующего фактора позволяет следующим обра­
зом определить основные термины системного подхода, предло­
женные В. Н. Садовским, которые мы рассматривали выше2.

2 Наши дефиниции составлены в контексте определений категорий, составлен­


ных В. Н. Сагатовским, и представляют собой модификацию последних с позиции
теории функциональных систем П. К. Анохина. Мы не рассматривали понятия,
которые не представлены ни в одном определении «системы» и, следовательно, не
играют значительной методологической роли, такие как «дифференциация», «цен­
трализация», «децентрализация», «стабильность», «обратная связь», «равновесие»,
«подвижное равновесие», «деятельность», «гомеостазис», «эквифинальность»,
«целенаправленность».
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

• «Элемент»3 - это компонент системы, некоторые свойства ко­


торого являются необходимыми и достаточными для получения по­
лезного приспособительного результата системы. (Элемент являет­
ся пределом членения данной системы, хотя и может представлять
собой самостоятельную систему.)
• «Отношение»4 - различие или тождество компонентов, влияю­
щее на их взаимодействие, которое ограничивает избыточные сте­
пени свободы элементов, с одной стороны, а с другой - направлено
на получение полезного приспособительного результата.
• «Свойство» - характеристики элемента системы, которые либо
необходимы для включения элемента в систему (системообразую­
щие свойства), либо актуализированы в процессе взаимодействия
элементов в системе (системоприобретенные); степени свободы,
необходимые для получения полезного приспособительного резуль­
тата.
• «Связь»5 - характеристика воздействия одного элемента систе­
мы на другой, вызывающего (хотя бы и частичное) изменение. У с­

3 В. Н. Сагатовский относит понятия «множество» и «элемент» к исходным не­


определяемым, используемым для начала познания любых других объектов. Под
множеством понимается любая совокупность объектов (вещей, свойств, отноше­
ний), под элементом - любой объект как член, единица этой совокупности [1973 :
159, 161].
4 В. Н. Сагатовский дефинирует «отношение» как одну из категорий и опреде­
ляет его различие или тождество вещей в одном множестве, тождественных в дру­
гом множестве. Вещью называется любой объект, отличающийся от других объек­
тов. Элементы вещи, различные или тождественные с элементами других вещей,
называются свойствами этой вещи. Различие между категориями вещь, свойство и
отношение является функциональным: одно и то же явление в разных отношениях,
в разных множествах может обладать любой из этих трех характеристик. Когда
предмет выступает как что-то самостоятельное, выделенное среди многообразия
других явлений, мы называем его вещью. Если этот же предмет рассматривается
как что-то принадлежащее другому предмету, характеризующее этот другой пред­
мет, он выступает как свойство. И, наконец, если тот же предмет выступает как что-
то объединяющее в совокупность, множество других явлений, он будет отношени­
ем. Любой объект в разных множествах является или вещью, или свойством, или
отношением [1973 : 176, 179].
5 Категория «связь» характеризует взаимодействие данного объекта с другими,
являясь противоположностью категории «изоляция». Категорию связи следует от­
личать от взаимодействия. Взаимосвязь - это состояние взаимодействия, а взаимо­
действие - процесс взаимосвязи. Необходимо, чтобы изменения связанных объек­
тов не только соответствовали друг другу, но и были вызваны (хотя бы частично)
воздействием друг на друга [Там же : 201,202].
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ловие изменения, на котором настаивает В. Н. Сагатовский [1973 :


202], указывает на то, что данный тип отношений необходим для
образования системоприобретенных признаков, обусловленных, в
свою очередь, полезным приспособительным результатом системы.
• «Взаимодействие»6 - категория, предполагающая действия
элементов, направленных друг на друга, с целью ограничения избы­
точных степеней свободы и/или актуализации необходимых степе­
ней свободы (системоприобретенные свойства) для участия в сис­
теме; процесс взаимосвязи. Представляет интерес рассмотрение
термина «взаимосодействие», предложенного П. К. Анохиным, под­
черкивающим активную роль элементов в достижении полезного
приспособительного результата.
• «Подсистема» - объединение элементов системы для достиже­
ния определенной функции наряду с другими подсистемами или
элементами.
• «Организация»7 - степень упорядоченности элементов систе­
мы, выражаемой в количестве отношений между ними.
• «Структура»8 - совокупность отношений между элементами
системы, обусловленная полезным приспособительным результатом.
• «Изоляция»9 - отсутствие связи между двумя объектами; явля­

6 Взаимодействие - обоюдное воздействие объектов, где воздействие определя­


ется как частный случай изменения, противоположный перенесению воздействия
(страданию). Степень воздействия одного предмета на другой может быть различ­
ной, что выражается в различном количестве изменений, которые имеют место в
результате воздействия в течение определенного промежутка времени. Мера воз­
действия называется активностью [Там же : 338].
7 В качестве основы для дефиниции этого понятия выбраны следующие опре­
деления. «Система - это не просто совокупность единиц (частиц, индивидов), когда
каждая единица управляется законами причинной связи, действующей на нее, а
совокупность отношений между этими единицами». «Чем более тесно взаимосвя­
заны отношения, тем более организована система, образованная этими отношения­
ми» (А. Рапопорт). «Под системой имеет смысл понимать организованное множе­
ство, образующее целостное единство» (А. Д. Урсул) [цит. по: Садовский, 1973 : 96,
97].
8 Совокупность отношений между элементами множества, соответствующая
степени различия их отношений к элементу-эталону, называется структурой мно­
жества. Любая структура это не просто более -сложное отношение (увеличение
количества переменных, функциями которых выступает отношение, не делает это
отношение структурой), но новый уровень отношений, отношение между отноше­
ниями [Сагатовский, 1973 : 187, 188].
9 Изолированность - отсутствие связи между двумя объектами. Изолирован-
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ется характеристикой либо элементов разных систем, либо элемен­


тов подсистем, которые не связаны друг с другом.
• «Интеграция»10 - понятие, указывающее на наличие связей ме­
жду элементами системы, противопоставляющих эти элементы
объектам, не состоящим в данной системе.
• «Целостность»11 - характеристика соотношения объектов во
множестве, указывающая на их отделенность от объектов, не яв­
ляющихся элементами данной системы.
• «Управление»12 - действия, направленные на формирование
структуры системы таким образом, чтобы обеспечивалось опти­
мальное достижение полезного приспособительного результата.
• «Среда» - множество объектов, не принадлежащих системе, с
которыми система может взаимодействовать.
• «Состояние системы»13 - множество свойств и отношений сис­
темы в течение периода, в который существующие изменения пре­
небрежительно малы.

ность, равно как и связь, может быть относительной и может быть вызвана сле­
дующими факторами: пространственно-временными рамками, взаимокомпенсаци­
ей воздействий, наличием порогов в системе отражения [Там же : 203, 205].
10 В качестве основы для дефиниции этого понятия выбрано следующее опре­
деление: «Система - интегрированная совокупность взаимодействующих элемен­
тов, предназначенная для кооперативного выполнения заранее определенной функ­
ции» (Р. Гибсон) [цит. по: Садовский, 1973 : 93].
11 В качестве основы для дефиниции этого понятия выбраны следующие опре­
деления. Система - «упорядоченно действующая целостность, тотальность»
(Webster's Third New International Dictionary). «Система - размещение, множество
или собрание вещей, связанных или соотносящихся между собой таким образом,
что вместе они образуют некоторое единство, целостность» (Дистефано и др.).
«Система - это разнообразие отношений и связей элементов множества, состав­
ляющее целостное единство» (А. Д. Урсул). «Система представляет собой целост­
ный комплекс взаимосвязанных элементов» (И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г.
Юдин) [цит. по: Садовский, 1973: 93, 96].
12 Управление - действия, направленные на упорядочивание структуры для оп­
тимального достижения результата системой. Порядок определяется как структура,
которая обеспечивает оптимальное достижение результата, а потому носит относи­
тельный характер. В управлении можно выделить два аспекта: обеспечение необ­
ходимой структуры и обеспечение элементов, образующих данную структуру [Са-
гатовский, 1973 : 349, 350].
13 Состояние - это множество одновременно существующих свойств вещи, то­
гда как процесс есть изменение состояния. Любое влияние выступает как событие и как
процесс. Отсутствие изменений в каком-либо отношении дает право говорить о состоя­
нии предмета, наличие изменений - о происходящем там процессе [Там же : 200].
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

• «Функционирование»14 - процесс реализации функций систе­


мы. Под функциями подразумеваются степени свободы элементов,
необходимые и достаточные для достижения полезного приспосо­
бительного результата.
• «Изменение»15 (элемента) - уменьшение количества степеней
свободы элемента; изменение (системы) - процесс / результат
управления системой с целью создания наиболее оптимальной
структуры.
Трактовка системного подхода П. К. Анохиным кажется нам оп­
тимальной для решения наших задач, поскольку понятие системо­
образующего фактора детерминирует состав системы и тем самым
определяет факторы целостности и иерархии системы, предложен­
ные Б. Г. Юдиным, которые мы рассматривали выше. Так, целост­
ность определяется необходимым и достаточным количеством эле­
ментов для достижения определенного результата, а фактор иерар­
хии позволяет рассматривать анализируемую систему как элемент
более крупной системы. Так, полезный приспособительный резуль­
тат меньшей системы может, в свою очередь, являться степенью
свободы, необходимой для вовлечения в более крупную систему.
Рассмотрение фактора сложности системы предполагает ограни­
чить количество аспектов, с позиции которых данная система мо­
жет изучаться. В противном случае открытый список аспектов соз­
дает опасность умножения сущностей. В этом отношении хороший
пример дает теория культуры. Так, Л. Уайт предложил три способа
интерпретации культуры, которые отражают три разграниченных и
вычленимых процесса - временной, формальный (формально­
функциональный) и формально-временной. Временной процесс яв­
ляется хронологической последовательностью единичных событий,
к которым относится возникновение отдельных обычаев, идей,

14 В основу определения данного термина легла следующая дефиниция функ­


ции: «Функция - это свойство действующей вещи» [Там же : 271].
15 В. Н. Сагатовский относит категорию «изменение» к исходным неопределяе­
мым, используемым для начала познания любых других объектов, и приводит сле­
дующую дефиницию: «Изменение - это появление того, чего не было, но что поя­
вилось, стало». Сложность более конкретного определения заключается в том, что
определению поддается только исходный пункт изменения и его результат, но не
сам результат. Конкретизация изменения в рамках изучения системы позволяет
предложить дефиниции изменения элемента и системы, которые даны в основном
тексте.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

форм искусства и т. д. Формальный процесс представляет явления


во вневременном, структурном и функциональном аспектах. Фор­
мально-временной процесс представляет явления в виде временной
последовательности форм, рассматриваемых с точки зрения эволю­
ционизма [Уайт, 1999 : 201; Культурология XX век].
М. С. Каган для рассмотрения культуры указывает на необходи­
мость учета таких аспектов, как предметный (элементно­
структурный), функциональный и исторический [2000 : 58].
Н. З. Чавчавадзе настаивает на том, что для истолкования онтоло­
гии феноменов культуры необходимо использовать четыре причи­
ны Аристотеля - материю, форму, начало движения и цель [1984 :
76]. Принимая во внимание истолкование материи и формы, пред­
ложенное П. П. Гайденко [2007 : 31], можно назвать такие аспекты
системы, как инвариант ны й (содержательный), формальный, д и ­
нам ический (эволюционный, исторический) и ф ун к ц и о н а ль н ы й 6.
Практика рассмотрения дефиниций различных культурных фе­
номенов показала, что указание аспекта исследования, с одной сто­
роны, является значительным подспорьем в деле рассмотрения раз­
личных подходов к их изучению. С другой - количество их выросло
до семи, что позволяет рассмотреть все многообразие дефиниций и
учесть их специфику.
Добавлены следующие аспекты: семиотический, структурный и
онтологический. Семиотический аспект акцентирует специфику
связи содержательной и формальной сторон рассматриваемых объ­
ектов и затрагивается в каждом из рассматриваемых понятий, пото­
му они носят знаковый характер.
Определения, раскрывающие культуру, язык и концепт с пози­
ции онтологического аспекта, указывают на их сущность, что явля­
ется необходимым для сравнения разных методов исследования,
которые могут быть направлены на близкие, но отличающиеся фе­
номены, имеющие характерный для них генезис, например, инди­
видуальный и культурный концепты.
Структурный аспект позволяет выделять дефиниции объектов,
которые не только могут рассматриваться как системы, но и как 16

16 Для проверки необходимости и достаточности рассматриваемых аспектов


был проведен анализ 150 определений культуры, представленный во второй главе,
который подтвердил адекватность предложенных аспектов. Кроме того, в результа­
те этого анализа был предложен семиотический аспект культуры, необходимость
которого обусловлена знаковым характером культуры.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

элементы суперсистем. Данный аспект, мы считаем применим для


всех культурных феноменов, за исключением самой культуры, по­
скольку культура - тотальность для субъекта познания, из которой
можно выйти не на уровень системы, в которую в входит культура,
а только в другую культуру.
Мы считаем, что рассмотренные аспекты описания систем носят
универсальный характер и применимы к системам любого типа.
Указание выбранного аспекта позволяет избегать как нежелатель­
ной обобщенности, так и неполноты описания, указывая ракурс, с
которого ведется исследование. Возможность представления раз­
личных «срезов» системы вполне отвечает фактору сложности, рас­
смотренному выше. Более того, учет данных аспектов позволит со­
относить различные определения системы как представляющие
систему с их позиции.

17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Глава 2

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД
В ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ «КУЛЬТУРА»

В качестве приспособительного результата культуры, вслед за


Э. С. Маркаряном, можно выделить понятие «адаптации», что, в
свою очередь, определяет следующие функции культуры:
• обеспечение общества всем необходимым для его успешного
противоборства с природой и его прогрессивного развития или для
постоянного повышения уровня его негэнтропии;
• обеспечение его мобильности, динамичности, продуктивно­
сти, эффективности всех механизмов, постоянного повышения ко­
эффициента их полезного действия, короче - безостановочное са­
мосовершенствование [Маркарян, 1983 : 62].
Специфика негэнтропии на уровне любых форм организации
жизни проявляется в адаптивных процессах. Адаптация выражает
общую стратегию жизни, в том числе и общественной жизни, а не-
гэнтропия служит осуществлению этой стратегии. Это позволяет
говорить о единой, комплексной адаптивно-негэнтропийной функции, в
реализации которой эффект самосохранения систем достигается благо­
даря соответствующему упорядочению как самих этих систем, так и тех
фрагментов окружающих их сред, с которыми они взаимодействуют.
Вышеуказанные функции культуры предполагают два направ­
ления человеческой активности, обусловливающих и интегрирую­
щих в конечном итоге все возможные виды и формы культуры, без­
относительно к тому, на каком основании они могут быть выделе­
ны. Эта направленность регулирующей человеческой деятельности
ориентирована на:
• упорядоченное взаимодействие социальной системы с
внешней средой и
• упорядочение самой социальной системы как целостного
организма [Каган, 1996 : 47; Маркарян, 1983 : 63].
Относительно каждого общества внешнюю среду можно раз­
граничить на природное окружение и окружение других обществ -
два качественно различных вида среды. Они предполагают качест­
венно различные подсистемы культуры, благодаря которым осуще­
ствляется упорядоченное взаимодействие рассматриваемых об­
ществ с данными видами сред. Таким образом, культура состоит из
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

следующих подсистем: природно-экологической, общественно­


экологической и социорегулятивной.
Первая представляет собой способ адаптации общества к био­
физическому окружению путем соответствующего его преобразо­
вания, где фундаментом выступает культура материального произ­
водства, и полностью определяется словами «человек - пасынок
природы»17. Лишенный ареала обитания, определенного природой,
человек приспосабливается к окружающей природе, адаптируя ее к
совершенно различным экосистемам, которые отличаются по воз­
можностям получения средств пропитания, уровню опасности, тем­
пературному режиму.
Данный вид культуры определяется как область трудовой дея­
тельности, благодаря которой осуществляется специфический об­
мен веществ между обществом и природной средой для получения
энергии, необходимой для упорядочения общественной жизни и
ослабления в ней энтропийных процессов [Маркарян, 1983 : 65, 66].
Природно-экологическая подсистема культуры включает в себя
средства, благодаря которым осуществляется непосредственное че­
ловеческое воздействие на природную среду при помощи различ­
ных сфер материально-производственной деятельности.
Выделение общественно-экологической подсистемы связано с
двумя факторами: во-первых, человек не живет один, а является
членом определенного общества. Как отмечает Э. Аронсон: «Обще­
ство существует по природе и по природе предшествует каждому
человеку... А тот, кто не способен вступить в общение или, считая
себя существом самодостаточным, не чувствует потребности в нем,
уже не составляет элемента общества, становясь либо зверем, либо
божеством» [1998: 18].
Во-вторых, общества отличаются стереотипами поведения, и
приемлемое в одной культуре может быть оскорбительным в дру­
гой. Л. Н. Гумилев приводит многочисленные примеры культурных
различий: «Иудеи ненавидели римлян за то, что те ели свинину, а
римляне считали противоестественным обычай обрезания. Рыцари,

17 Н. Федоров: «Человек по рождению не царь, как его называют, а самое обез­


доленное существо из всех живых существ; он пасынок природы. Лишенный по­
кровов, преданный холоду, голоду, болезням, человек на каждом шагу чувствовал
близость смерти, и потому из рожденного человек поневоле стал созидающим,
строителем своего тела, и вынужден все более и более распространять свое влия­
ние на внешний мир, поражающий его голодом, язвами и смертью [Федоров, 2008].
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

захватившие Палестину, возмущались арабским обычаем много­


женства, а арабы считали бесстыдством незакрытые лица француз­
ских дам и т. д.» [Гумилев, 2002б: 89].
Таким образом, отличающиеся обычаи, ценности, поведение
могут являются причиной противостояния, что делает необходи­
мым общественно-экологической подсистемы. Э. С. Маркарян оп­
ределяет данную подсистему как способ упорядоченного взаимо­
действия рассматриваемого общества с иными обществами при по­
мощи качественно особых регулятивных средств, которые в совре­
менном обществе выражены в специальных ведомствах, обеспечи­
вающих выработку и совершенствование этих средств [1983: 64].
Все многообразие средств взаимодействия между обществами мож­
но отнести к одной из трех стратегий: миграция/изоляция, военное
противостояние и дипломатия.
Здесь необходимо отметить, что понятие общества является от­
носительным: определяя общество, как группу людей, отмеченную
определенным способом деятельности и отделяющую себя от дру­
гих подобных групп [ГПП 2003; Крайг и др., 2005; ОТСП 2002], мы
тем самым можем отнести его к этнической, субэтнической или су­
перэтнической целостностям.
Считаем необходимым выделение еще одной подсистемы - ре­
лигиозной. Религиозные практики, представленные как в виде суе­
верий, не изживаемых даже в самые «просвещенные» времена, так
и в виде структурированных культов, представляют собой взаимо­
действие с миром невидимым, адаптацию к духовной реальности,
законы которые постигаются не познанием, а откровением.
Ю. М. Лотман указывал на то, что на протяжении всей извест­
ной истории человечество наряду с материальным производством
постоянно выделяло силы для развития духовного и душевного.
Причем для подобной деятельности выделялись люди наиболее ак­
тивные, способные, наделенные и гением, и желанием обществен­
ного добра [Лотман, 1999]. Ученый связывал это с потребностью в
накоплении информации, как базовой потребности человека. Одна­
ко, исходя из адаптивной сущности культуры, мы считаем, что на­
копление знаний не может быть самоцелью, но является средством
приспособления обществ к миру.
Если рассмотренные выше подсистемы можно определить как
массив информации, необходимый обществу для выживания в не­
которых условиях - для адаптации к окружающей среде и другим
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

сообществам, то социорегулятивную подсистему можно предста­


вить как собственно сферу бытия общества, то что У. Матурана на­
зывал живой системой третьего порядка [цит. по Кравченко, 2015].
Как указывает Э. С. Маркарян, социорегулятивная подсистема
культуры создает возможности для осуществления организации и
координации усилий действующих индивидов, как в рамках от­
дельных сфер деятельности, так и в масштабе всего общества. Ее
возникновение диктуется тем, что социальная система выдвигает
ряд новых, специфических потребностей, связанных не только с
удовлетворением витальных и иных потребностей индивидов, но и
с поддержанием самой социальной системы в качестве интегриро­
ванного целого [1983: 67]. На важность этой функции указывает то
обстоятельство, что именно социум, а не отдельный индивид, явля­
ется субъектом исторических изменений [Леонтьев, 2001 : 10-16].
Другим направлением социорегулятивной подсистемы культуры
является накопление исторического общественно значимого опыта
благодаря механизму культурной традиции. Выражение этого опы­
та происходит в соответствующих групповых стереотипах деятель­
ности и передачи их из поколения в поколение. Основой социоре­
гулятивной подсистемы культуры является такой ее компонент, как
естественный язык, который, способствуя выработке особых
средств накопления, преобразования и передачи адаптивно значи­
мого жизненного опыта, создал совершенно новые коммуникативные,
а тем самым и регулятивные возможности [Маркарян, 1983 : 68, 69].
Механизмом, обеспечивающим соответствующую организацию
деятельности, является институционализация, которая определяется
как социальное упорядочение отношений и поведения индивидов в
рамках любых общественных объединений в самых различных об­
ластях [Малиновский, 1999 : 47; Маркарян, 1983 : 67]. Суть инсти­
туционализации заключается в установлении определенных правил
действия и обеспечении выполнения этих правил путем введения
соответствующих норм и санкций, создавая, таким образом, про­
граммирование и координирование этой деятельности.
Описанные подсистемы являются не автономными образова­
ниями, а взаимозависимыми и взаимообеспечивающими комплек­
сами средств человеческой деятельности. С одной стороны, это аб­
страгирование трех различных сторон единой системы культуры, с
другой - относительно самостоятельные системы. Каждая из них
обладает своим собственным составом - структурой и элементами
[Маркарян, 1983 : 73, 117, 118, 122].
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Критерием для определения элемента культуры является соот­


ветствие функциям культуры - служить специфическим средством
человеческой деятельности. Это позволяет интегрировать различ­
ные феномены в единый класс элементов культуры безотноситель­
но к их структурным различиям, независимо от того, выражают ли
они процессы психики, поведенческие акты или объективирован­
ные продукты.
«Средство деятельности» выступает в качестве фундаменталь­
ного понятия, с помощью которого может быть описано и выраже­
но любое проявление класса культурных явлений, включая цели и
результаты человеческой деятельности. Средства деятельности,
объединенные адаптивно-негэнтропийной функцией, входят в та­
кую интегративную категорию, как «способ деятельности», в кото­
рой они получают место в его структуре согласно иерархии целей и
задач, характерных для конкретного общества [Там же, 123, 124].
Можно сделать вывод, что культура - это сложная система,
функционирование которой направлено на адаптацию к окружаю­
щий среде (природе и другим обществам) и собственное упорядо­
чивание. Адаптация как системообразующий признак собирает и
организует элементы системы, которые, входя в систему культуры,
обретают статус средств деятельности. Негэтропия как стратегия
адаптации определяет состав средств деятельности и их структуру в
зависимости от внешних условий.
Определение понятия «культура» можно назвать одним из са­
мых основных вопросов культурологии. Известно более двух с поло­
виной тысяч определений этого термина [Кургузов, 2006 : 95]. Та­
кое многообразие объясняется по-разному, например, «чрезвычайной
социальной амбивалентностью культуры» [Флиер, 2000 : 15] или
«глубиной и неизмеримостью человеческого бытия» [Гуревич, 2001а :
8]. В этой связи возникает необходимость редуцирования культуры
разными науками к той или иной форме ее бытия [Каган, 1996 : 20].
Прежде всего, отметим, что в рассмотренных источниках тер­
мин культура рассматривается в большинстве случаев как феномен
общественный, что и нашло отражение в представленной выше теории
культуры. Однако отдельные исследователи рассматривают его харак­
теристику индивида. Например, А. Б. Есин противопоставляет культу­
ру и цивилизацию, определяя культуру как психологическое приспо­
собление индивида к враждебному миру, а цивилизацию - как дея­
тельностное приспособление путем изменения мира [Есин, 1999 : 11].
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

В. Келле определяет культуру как характеристику самого чело­


века, меру его развития в качестве субъекта деятельности и овладе­
ния условиями и способами человеческой деятельности в различ­
ных сферах общественной жизни [цит. по Каган, 1996 : 16]. В виду
того, что такие примеры являются маргинальными, считаем необ­
ходимым вводить в таких случаях термины, производные от куль­
туры, например, «культура личности».
Как мы говорили выше, выделено восемь аспектов описания
культурных феноменов, между тем анализ 170 дефиниций термина
«культура» показал, что актуализированы только шесть аспектов -
функциональный, инвариантный, формальный, динамический, се­
миотический и методологический.
Были выделены смысловые лексические доминанты, относя­
щиеся к тем или иным аспектам культуры: функциональному, со­
держательному, формальному или историческому.
I. Определения культуры с точки зрения ее «функций» сформу­
лированы при помощи составляющих, в которых культура рассмат­
ривается как способ или способы существования человека. В таких
дефинициях раскрывается вопрос о необходимости культуры - Для
чего нужна культура? Сюда можно отнести такие составляющие,
как технологии, способы, опыт.
В качестве примера можно привести следующие определения:
1) Б. Малиновский. Порожденная обществом система спосо­
бов удовлетворения человеческих потребностей [цит. по: Кармин,
1997 : 20];
2) В. М. Межуев. Деятельностно-практическое единство чело­
века с природой и обществом, определенный способ его природно-
и социально-детерминированного деятельного существования [цит.
по: Каган, 1996 : 16].
II. Определения культуры с точки зрения ее «содержания» пред­
ставлены такими семантическими составляющими, как содержание,
совокупность общность и другая лексика со значением обобщения или
перечисление объектов, составляющих культуру. Такие определения
как бы отвечают на вопрос « Что составляет ту или иную культуру?».
Примерами могут служить следующие определения:
1. Э. А. Орлова. Организованные совокупности материальных
объектов, идей и образов, технологий их изготовления и оперирования
ими, устойчивых связей между людьми и способов их регулирования;
оценочных критериев, имеющихся в обществе [Орлова, 2004: 33].
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

2. Б. Малиновский. Единое целое, состоящее из инструментов


производства и предметов потребления, учредительных постанов­
лений для разных общественных объединений, человеческой мысли
и ремесел, верований и обычаев [Малиновский, 1999 : 50].
III. Определения культуры с точки зрения ее «формы» содержат
такие составляющие, как, например, поведение, образ, стиль жизни,
образ мышления, способ переживания, способ восприятия, - то есть
те, которые отвечают на вопрос: Чем отличается одна культура от
другой? как она выглядит?
Для иллюстрации следующего аспекта культуры можно пред­
ложить следующие дефиниции:
• А. А. Богданов. «Совокупность организационных форм и ме­
тодов» определенного [цит. по: Каган, 1996 : 14].
• А. А. Белик. Особая форма жизнедеятельности людей, даю­
щая возможность проявится многообразию стилей жизни, матери­
альных способов преобразования природы и созидания духовных
ценностей [Белик, 1998 : 7].
IV. Определения культуры с точки зрения ее «динамики» или
историчности объединяют составляющие, которые указывают на
причину возникновения и изменения культурных феноменов, рас­
крывая онтогенез культуры - например, деятельность, осуществ­
ление, дифференцирование культурного продукта и культурного
процесса. Такие определения отвечают на вопрос - Что движет,
меняет культуру? Как получают становление элементы культуры?
В качестве примеров можно предложить следующие определения:
• П. С. Гуревич. Исторически возникшие способы жизни, рож­
денные незавершенностью, открытостью человеческой природы,
развертыванием творческой деятельности человека, которые суще­
ствуют в любое время в качестве руководящих принципов поведе­
ния людей [Гуревич, 2001 б : 21].
• Е. Боголюбова. Воплощение творческих сил человечества и че­
ловека в определенных культурных ценностях [цит. по Каган, 1996: 16].
Проведенный анализ показал, что большинство определений со­
держит указание на семиотический аспект культуры. Это вызвано
тем, что все материальные составляющие культуры могут являться
предметом культурологии в силу своей значимости для конкретного
общества, т. е. текста, или социальной информации, которые они
несут [Сильвестров, 1998 : 104].

24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

■ Определения культуры, указывающие на ее семиотическую


природу, подчеркивают, что феномены культуры предстают как но­
сители информации, а их становление является выражением чело­
веческой способности к символизации. К этому аспекту относятся
элементы, выделяющие феномен «культуры» как отдельную сферу
человеческого бытия. Здесь можно привести такие примеры, как
внегенетический характер передачи, знаковость феноменов, пере­
дача путем социализации, социальные связи, организация, сфера,
особый мир жизнедеятельности. Они отвечают на вопрос: что свя­
зывает феномены культуры в единое целое? Как это осуществля­
ется между поколениями?
Примером семиотических дефиниций могут служить следую­
щие определения:
• Ю. М. Лотман. Коллективный интеллект и коллективная
память, т. е. надындивидуальный механизм хранения и передачи не­
которых сообщений (текстов) и выработки новых [Лотман, 1992 : 200].
• А. А. Пелипенко, И. Г. Яковенко. Система всеобщих принци­
пов смыслообразования, и самих феноменологических продуктов
этого смыслообразования, в совокупности определяющих инопри­
родный характер человеческого бытия [Пелипенко, Яковенко,
1998 : 10].
В предыдущей главе отмечено, что структурный аспект не явля­
ется актуальным для исследователей культуры как тотальности
субъекта познания, потому что в изученных источниках не ставится
вопрос о включенности системы средств адаптации сообщества в
какую-либо суперсистему: акцент делается либо на изучении строе­
ния культуры, либо на противопоставление локальных культур.
Определение онтологической сущности культуры затрудняется
тем, что элементы культуры объективируются либо в паттернах
действия, либо в продуктах деятельности. Р. Келлер, рассматри­
вающий бытие феноменов третьего вида или культурных сооруже­
ний, отмечает, что последние не вписываются в бинарную катего­
ризацию феноменов, предложенную Аристотелем, разделяющую объ­
екты либо на природные, либо на созданные человеком [1997 : 118].
Как отмечает немецкий ученый, язык не имеет слов, обозна­
чающих «феномены третьего вида». Сам язык как бы «сопротивля­
ется» тому, чтобы правильно отражать реальность. Р. Келлер заме­
тил, что мы корректно отличаем естественные цвета от искусствен­

25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ных, определяем различия между естественными платежными сред­


ствами (деньгами) и искусственными (денежными суррогатами),
между естественно выросшим городом и искусственным (спроекти­
рованным на чертежной доске) и, наконец, между естественными
языками и искусственными. Мы корректно отмечаем различия, но
даем ошибочное название. Естественные средства, города и языки в
противоположность естественным цветам не являются естествен­
ными. Это продукты человеческой деятельности, культурные учре­
ждения [1997 : 118, 119].
Феномены третьего вида, или культурные учреждения, - это ка­
тегория, противопоставляемая естественным организмам, разви­
вающимся по своим собственным законам, и артефактам, возник­
шим и меняющимся в результате целенаправленной деятельности.
Феномены третьего вида возникают в ходе человеческой деятельно­
сти, но не как часть ожидаемого результата, а как обусловленное
следствие множества индивидуальных намеренных действий, кото­
рые служат хотя бы частично схожим намерениям [Там же : 33].
Генезис культурных учреждений состоит из микро- и макро­
уровней: у них есть общие черты как с артефактами, потому как их
причинами являются индивидуальные действия, так и с явлениями
природы, потому как, возникнув, феномены третьего вида носят
глобальный характер. Следовательно, теория «невидимой руки»
содержит - в идеальной типизации - три ступени:
1. Изложение или называние мотивов, интенций, целей, убежде­
ний (и тому подобного), которые лежат в основе действий индиви­
дуумов, участвующих в порождении соответствующего феномена,
включая обрамляющие условия их деятельности.
2. Описание процесса, в результате которого из множества ин­
дивидуальных действий возникает объясняемая структура.
3. Описание или называние структуры, произведенной этими
действиями.
Одним из важных аспектов теории «невидимой руки» и фено­
менов третьего вида считается то обстоятельство, что последние
являются более совершенными, чем артефакты, а значит, более жиз­
неспособными. Примером может служить сеть троп, проложенных
по газонам многих университетов, «проложенных» чрезвычайно
умно, экономично и продуманно. Совершенно очевидно, что ее
структура имеет больше смысла, чем структура вымощенных доро­
жек, запланированных архитекторами, что и доказывается в жизни.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Более того, по карте, на которую были бы нанесены здания и


другие сооружения и на которой были бы обозначены их функции,
но не дорожки, - по такой карте можно было бы предвидеть, где
будут проложены тропы. Система проложенных троп может быть
предсказана с гораздо большей долей вероятности, чем система за­
планированных архитекторами вымощенных дорожек. Потому как
система проложенных троп имеет более «рациональную» структу­
ру. Своей «разумностью» система проложенных троп обязана не
уму тех, кто ее породил, - фактору субъективному, а их лености -
фактору объективному. Поэтому данная теория обладает относи­
тельной предсказательной силой.
Частными принципами применительно к теории возникновения
троп можно определить следующее: 1) большинство людей похожи
друг на друга тем, что предпочитают ходить по более коротким до­
рогам, а не по более длинным; 2) вымощенные дороги не соответст­
вуют этой тенденции, так как они во многих случаях не являются
кратчайшей связью между теми пунктами, которые наиболее часто
посещают сотрудники университета; 3) газоны обычно портятся в
тех местах, по которым часто ходят. Следовательно, система про­
ложенных троп является ненамеренным детерминированным след­
ствием описанных намеренных действий [Келлер, 1997 : 133, 134].
Можно предположить, что существуют культуры, в которых по­
требность престижа университета, в частности отсутствия тропинок
на газонах, является более важной, чем потребность экономить на
времени или физических усилиях. С учетом этой поправки можно
предложить следующие положения в качестве общих принципов
теории возникновения культурных учреждений.
1. Люди похожи друг на друга некоторыми потребностями.
2. Культуры отличаются (не считая другие параметры) иерархи­
ей потребностей.
3. Материальные и идеальные формы культуры изменяются, ес­
ли действия людей осознанно и неосознанно направлены на это.
Сложность определения онтологической сущности культуры со­
стоит в том, что ее носителями являются люди, с одной стороны, дей­
ствующие по своей воле, а с другой - по традиции, т. е. следуя паттер­
нам, устоявшимся в данном сообществе. Н. З. Чавчавадзе указывает на
свободно-целенаправленный и причинно-детерминированный мо­
менты человеческой деятельности, предлагая сочетание «субъек­
тивно-объективная деятельность» [1984 : 102], которые, мы счита­
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ем, и есть деятельность культурная.


Понимая, что данный аспект раскрыт далеко не полностью, тем
не менее попытаемся предложить дефиницию культуры, раскры­
вающей ее онтологический аспект. Культура - это социодеятельно­
стный феномен, объективируемый в деятельности членов общест­
ва в многообразии вариантных различий и осознаваемый как идеал,
являясь абстрактным конструктом, представленным в виде дис-
тинктивных признаков способа деятельности.
В качестве аргумента о сложности бытийной сущности культу­
ры можно рассматривать дефиниции, которые описывают культуру
не как объект, но как мыслительную категорию, например, культура
- это открытая категория, обозначающая содержание общественной
жизнедеятельности людей, представляющее собой биологически
ненаследуемые, искусственные, созданные людьми объекты [арте­
факты] [Бобахо и др., 2000 : 48].
Предложенная в данном исследовании классификация опреде­
лений культуры не претендует на полноту, но представляется дос­
таточной для практических исследований, предлагая непротиворе­
чивые основания для выбора какой-либо дефиниции культуры.
В целом с учетом выделенных аспектов культуры полагаем воз­
можным дать следующее определение культуры: это присущая кон­
кретной общности система форм поведения, способов деятельности
и технологий производства (содержательный и формальный аспек­
ты), возникающих как адаптация к имеющимся условиям, а потому
являющаяся жизненно необходимой для выживания представителей
данной общности (функциональный а.) и передающаяся от поколе­
ния к поколению как условно-рефлекторная преемственность или
традиция (динамический а.), представленная как в идеальных, так и
материальных, и как в коллективных, так и в индивидуальных про­
дуктах труда (онтологический а.), которые обладают смыслами, по­
нятными носителям культуры, и совокупность этих смыслов пред­
ставляет собой социальный опыт (семиотический а.).
Естественно, по определению, эта дефиниция может считаться
лишь относительно полной, поскольку «дать определение культу­
ре - значит положить ей предел» [Сильвестров, 1998 : 92]. Тем не
менее предложенное определение позволяет наметить границы как
для культуры в целом, так и для входящих в нее феноменов культу­
ры. И, кроме того, предложенные аспекты рассмотрения культуры
можно использовать как ориентиры для описания культуры.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Глава 3

ЯЗЫК КАК АДАПТИВНАЯ ПРАКТИКА КУЛЬТУРЫ

Р. Келлер очень точно определил два основных момента поиска


онтологической сущности языка в истории языкознания: привер­
женность к дихотомии physei vs thesei и вопрос о механизмах его
изменения. А. Ш лейхер выдвинул тезис о том, что языки - это при­
родные организмы, которые возникли независимо от воли человека
и развиваются по естественным законам [Келлер, 1997 : 99].
М. Мюллер, критиковавший немецкого языковеда за его прямо­
линейный натурализм, с одной стороны, указывает, что язык не яв­
ляется феноменом природы, поскольку последние остаются неиз­
менными на протяжении столетий, тогда как язык подлежит исто­
рическим изменениям. С другой стороны, ученый для описания из­
менения языка использует слово «возрастание», подчеркивая два
процесса, изменяющие язык - диалектическое возрождение и фоне­
тический упадок, - не подвластны человеку [1865 : 24, 27, 30, 31, 47].
У. Уитни доказывает принадлежность языкознания к историче­
ским наукам, поскольку только волевое воздействие человека явля­
ется единственной силой, которая имеет отношение к созданию и
изменению языка. По свидетельству Р. Келлера, У. Уитни и
М. Мюллер достаточно близко подошли к пониманию природы
языка, указывая на противоречивый характер его генезиса, обуслов­
ленного необходимостью и свободной волей [Там же : 106, 108].
Попытки совместить объективное и субъективное в онтологии
языка предпринимались неоднократно. По мнению В. фон Гум­
больдта, существование языка доказывает, что «бывают творения
духа, которые вовсе не передаются от отдельного индивида ко все­
му обществу, но могут родиться лишь благодаря одновременной
самодеятельности всех». Из этого следует, что языки творятся на­
циями, являясь внешним проявлением духа народа [2000 : 65, 68].
Младограмматики, находясь на материалистических позициях,
утверждали, что язык не есть вещь, стоящая вне людей и над ними
и существующая для себя; он по-настоящему существует только в
индивидууме, тем самым все изменения в языке могут исходить
только от говорящих индивидов по законам, не знающим исключе­
ний [цит. по Звегинцев, 1964 : 193]. Таким образом, соотношение
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

субъективного и объективного определялось через говорящего ин­


дивида.
В отечественном языкознании одной из основных фундамен­
тальных работ, касающихся онтологической сущности языка, мож­
но считать труд В. М. Солнцева «Язык как системно-структурное
образование». Определяя систему языка, ученый в качестве систе­
мообразующего фактора называет смысл [1977 : 25]. Следователь­
но, элементами системы языка становятся звуки или звукокомплек­
сы, которые обладают определенными системообразующими свой­
ствами, - они должны быть удобопередаваемы для организма, в ко­
тором возникает подлежащее передаче сообщение, и удобовоспри-
нимаемы для организма, принимающего сообщение посредством
одного или нескольких воспринимающих органов [Чейф, 1975 : 28,
29]. К системообразующим свойствам относят линейность, дис­
кретность и неоднородность. Первые два являются необходимыми
для функционирования системы, а последнее свойство дает воз­
можность кодирования информации.
К системоприобретенным свойствам языка относятся те смыслы,
которые приписываются звукам и звукокомплексам как элементам
системы. Эти смыслы организуют и структурируют систему языка.
Элементы и их системные связи зависят друг от друга и обусловли­
вают друг друга. Другое системоприобретенное свойство языка -
иерархичность, которая говорит о сложном характере системы язы­
ка и внутренней соподчиненности ее элементов [Солнцев, 1977 : 24,
27, 33, 62, 64].
Таким образом, субстанцией языка является определенным обра­
зом организованная звуковая материя, социально наделенная свой­
ством выражения и дифференциации. Субстанция в языке всегда
отягчена смыслом, который выступает как организующее начало
системы. Исходные свойства элементов как бы программируют не­
которые признаки общего результата и определяют направленность
микродвижений в группе элементов, способной к самоорганизации
[Там же : 48, 51].
Однако изучение языка как системы знаков отражает статичную
сторону языка, что представляет собой далеко не полную картину.
Более того, такие столпы языкознания как Ф. де Соссюр и
Л. В. Щ ерба отмечали, что язык, как мы понимаем его сейчас, явля­
ется абстракцией, созданной человеком. Ф. де Соссюр, различая
язык и речь, разделяет социальное и индивидуальное, существенное
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

и побочное. По мнению ученого, язык - это социальная часть рече­


вой деятельности, внешняя по отношению к индивиду, который не
может сам ни создавать, ни изменять язык; это грамматическая сис­
тема, потенциально существующая в головах целой совокупности
индивидов, тогда как полностью язык не существует ни в одной го­
лове - он существует лишь в массе [1999 : 15, 19, 20, 24]. Таким об­
разом, Ф. де Соссюр предлагает определение языка как инварианта
человеческой деятельности.
На сходных позициях стоит Л. В. Щерба, выделяя три аспекта
изучения языка. К первому относятся процессы говорения и пони­
мания, ко второму - словари и грамматики, называемые им языко­
выми системами. Ученый подчеркивает, что «языковые величины,
которыми мы оперируем в словаре и грамматике, будучи концепта­
ми, в непосредственном опыте (ни в психологическом, ни в физио­
логическом) нам вовсе не даны, а могут выводиться нами» лишь из
совокупности всего говоримого и понимаемого [1974 : 24-28].
Таким образом, язык как иерархия перечней единиц различных
уровней является конструктом, смоделированным по принципу
обобщения моделей коммуникации. Если говорить о том, что язык
имеет объективное существование, то его представление должно
опираться на его характеристики как объекта действительности.
Две основные функции языка - коммуникативная и когнитивная
[БЭС, 2000 : 564], указывают на то, что основной является его ха­
рактеристика как средства общения и познания, т. е. как средства
или, лучше сказать, системы средств деятельности. В этой связи
необходимо переформулировать системообразующий фактор языка
как системы, в качестве которого мы видим понимание, т. е. смысл,
рассматриваемый в аспекте его использования в общении и позна­
нии мира, которые можно интерпретировать как понимание собе­
седника собеседником и понимание окружающего мира.
Деятельностная природа языка, на которую указывают различ­
ные ученые18, позволяет согласиться с Л. Блумфилдом, что с точки
зрения своей онтологии язык представляет собой всеобъемлющий

18 В. фон Гумбольдт: «Язык не есть продукт деятельности, а деятельность...


Язык представляет собой постоянно возобновляющуюся работу духа, направлен­
ную на то, чтобы сделать артикулируемый звук пригодным для выражения мысли»
[2000 : 70]. А. А. Потебня: «Язык есть столько же деятельность, сколько и произве­
дение» [1999: 40]. Ф. де Соссюр: «Язык - социальная часть речевой деятельности»
[1999 : 19].
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

комплекс навыков (фонематических и формально-семантических),


возникающий благодаря повторяемости стимулов на протяжении
всей предшествующей жизни человека [1968 : 398].
Для определения онтологической природы языка необходимо
указать предел его существования. Таким пределом мы видим куль­
туру, которую мы в рамках подходов Э. С. Маркаряна и М. С. Кага­
на определяем как систему адаптивных практик коллектива, на­
правленных на упорядоченное взаимодействие общества с внешней
средой и упорядочение самого общества как целостного организма
[Маркарян, 1983: 62, 63; Каган, 1996: 47].
Культура включает язык как средство человеческой деятельно­
сти. Орудийную природу языка подметил еще В. фон Гумбольдт:
«народ создает свой язык как орудие человеческой деятельности,
позволяя ему свободно развернуться из своих глубин, и вместе с
тем ищет и обретает нечто реальное, нечто новое и высш ее...»;
«умственная деятельность и язык допускают и вызывают к жизни
только такие формы, которые удовлетворяют их запросам» [2000 :
68]. Б. де Куртенэ называл язык орудием объединения и взаимного
понимания всех современных членов народа, равно как и предков и
потомков [цит. по Звегинцев, 1964 : 268], а Э. Сепир - способом
отображения всех мыслимых разновидностей нашего опыта [Сепир,
1993].
С точки зрения психолингвистики язык можно описать как сис­
тему коммуникативных орудий, в которых происходит накопление
значимых адаптивных характеристик посредством закрепления и
обобщения в этих орудиях приемов и способов взаимодействия с
ними. Основываясь на определении знаков как психических орудий,
А. А. Леонтьев указывает на то, что специфически человеческие
психические способности, как, например, речевая деятельность, об­
служиваются механизмами «функциональных органов», форми­
рующихся в ходе жизни человека в обществе.
Динамику языка как систему средств коммуникации можно опи­
сать в виде процесса развития психических функций и способно­
стей, обслуживающихся функциональными органами, который
осуществляется в специфической форме овладения каждым инди­
видом общественно-историческим опытом. Как указывает ученый,
массив общественно-исторического опыта, представляющий со­
держание культуры, закрепляется при помощи материальных и иде­
альных орудий, к которым относятся и знаки языка, в виде его
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

функции как способности и умения, которые могут быть сформиро­


ваны и осуществлены при помощи этого орудия [2001 : 11, 14, 16,
35].
Проведенный анализ различных точек зрения позволяет рас­
сматривать язык как орудие концептуализации и категоризации,
т. е. специфической номинации объекта и отнесения к определен­
ной понятийной категории. Словарный состав представляет собой
набор знаков, который используют носители языка для обозначения
предметов общения, тем самым осуществляя свою отражательную
функцию. Нужно отметить специфику отражения действительно­
сти, подмеченную А. Ф. Лосевым: человеческое сознание активно
вмешивается в действительность и выбирает из нее то, что нужно
человеку для общения. Эту специфику отражения ученый назвал
коммуникативным использованием действительности [1982 : 13],
которую можно считать основным фактором изменения значения
слов и возникновения новых слов.
Слова выступают не только как заместители объектов действи­
тельности и их отражения. Человеческое мышление, будучи актив­
но направлено во внешний мир, анализирует и синтезирует его объ­
екты, обобщает собственный опыт. Потому существуют знаки, ко­
торые не соответствуют реальным объектам, но являются отраже­
нием некоторой совокупности свойств объективной реальности в
силу фантастического отражения действительности. Такие знаковые
заменители необходимы для того, чтобы можно было о них мыс­
лить [Мигирин, 1973 : 15; Лосев, 1982 : 11].
Можно выделить два вектора вербализации действительности:
1) соответственно тому, как расчленен сам объект [Штеллинг,
1996 : 21];
2) согласно нуждам и предпочтениям представителей языкового
коллектива [Вендина, 2002: 70].
Таким образом, можем согласиться с В. М. Солнцевым, что зна­
чения слов отражают народное, стихийное познание мира [1977 :
127].
Неотъемлемой спутницей концептуализации можно назвать ка­
тегоризацию, суть которой заключается в том, что язык использует
свой набор категорий для сегментации действительности и класси­
фикации ее объектов [Мигирин, 1973: 13]. В этом выражается спе­
цифика человеческого познания: объект не дан субъекту пассивно,
он активно воссоздается им в системе знаний и в системе языка, и
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

потому построение знания - не произведенная конструкция, а ак­


тивное движение [Штеллинг, 1996: 21].
Категоризация понимается как приписывание референту опреде­
ленных признаков. Самые главные в данном языке понятийные ка­
тегории соотносятся с грамматическими категориями языка, среди
которых выделяются общие и частные. К общим категориям отно­
сятся части речи, отнесение к которым предполагает рассмотрение
референта либо как объекта, либо как признака, либо как действия и
т. д. К частным грамматическим относятся категории, имеющиеся
внутри той или иной общей грамматической категории. Совокуп­
ность всех грамматических категорий, по выражению В. Н. Миги-
рина, представляет собой лингвистическую модель отображения
действительности или сегментационно-классификационную про­
грамму языка [Мигирин, 1973 : 39, 52, 53].
Концептуализация и категоризация являются примером таких
операций человеческого сознания, как анализ и синтез. Синтетиче­
ское обобщение множества однородных объектов для обозначения
их одним словом создает материал обобщения, которому граммати­
ческие категории придают некоторую форму, аналитически вычле­
няемую из референта. Выдвижение на первый план той или иной
грани объекта связано с потребностями общения. Таким образом,
отличие знаковой системы языка от других знаковых систем состо­
ит в том, что сущность заключается не только в передаче информа­
ции, но и в специфическом понимании этой информации.
Динамика языка отражает его сущность как культурного учреж­
дения. Носители языка, преследуя некоторые коммуникативные на­
мерения, стремятся использовать наличествующие средства так,
чтобы наилучшим способом передать смысл, что говорит об осоз­
нанности выбора. Выбор наиболее оптимальных средств можно
охарактеризовать как случайно-закономерный: с одной стороны, он
осуществляется в ходе речевой деятельности, а с другой - имеется
одна исходная система языка, сходные речевые условия и одна
культурная ситуация. Зависимость от компетенции носителей языка
предопределяет тот факт, что творцами языка являются наиболее
одаренные люди, сумевшие выразить то, что пытались сделать все.
Успешность нововведений определяется практикой и широтой их
использования.

34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Анализ культурной ситуации и системы языка позволяет делать


выводы о силе внутренней мотивированности, способствующей из­
менению языка. Трудность исследования состоит в том, что каждый
этап динамики языка характеризуется собственным метаописанием,
и конкретное состояние языка можно представить как результат
развития из аморфного состояния в текущее. Поэтому анализ куль­
турной ситуации и системы языка может иметь своим результатом
наличие нескольких вариантов развития, имеющих разные степени
вероятности.
Определившись с видением языка как феномена культуры, необ­
ходимо уточнить, к какой подсистеме культуры, рассмотренных в
предыдущем параграфе, язык имеет самое непосредственное отно­
шение. Э. С. Маркарян определяет язык как самый важный компо­
нент регулятивной подсистемы культуры, который, способствуя
выработке особых средств накопления, преобразования и передачи
адаптивно значимого жизненного опыта, создал совершенно новые
коммуникативные, а тем самым и регулятивные возможности
[1983 : 66-69].
В рамках данной концепции мы стоим на позиции, что язык про­
низывает все подсистемы культуры, являясь необходимым инстру­
ментом познания мира и адаптации. Так, специфически человече­
ская адаптация к биофизическому окружению предполагает выде­
ление объектов из тотальности окружающего мира - изначально в
виде концептов в процессе индивидуального познания, за которым
следует оязыковление единиц мысли, относящихся к культурнозна­
чимым предметам, специфика которых предполагает включение в
общественную практику. Поскольку субъектом взаимодействия с
природой является общество, язык представляет собой неотъемле­
мое орудие его освоения, причем реализацию здесь получают как
когнитивная, так и коммуникативная функции. По тем же причинам
язык также вовлечен и в общественно-экологическую подсистему
культуры.
Вышесказанное подтверждает тот факт, что язык входит в сис­
тему культуры как одна из форм ее существования, находясь в пря­
мой зависимости от культурной ситуации и отражая условия его
использования. Онтологическая сущность языка как культурного
сооружения проявляется как с позиции статики, так и динамики.
Специфика бытийной сущности языка состоит в том, что язык
получает материализацию только в процессе деятельности и, если
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

погибнет последний его носитель, то исчезнет язык во всей полно­


те. У индивида язык существует как набор навыков коммуникации
и когниции, а в обществе как способы коммуникации и познании
мира, что делает язык самым общественным из всех феноменов
культуры.
Вопрос о сущности языка, долго остававшийся предметом спо­
ров, до сих можно считать открытым, судя по количеству дефини­
ций языка. Предварительный анализ определений показал, что их
можно разделить на следующие группы, в основу которых мы вслед
А. Кребером и К. Клакхоном положим акценты, отражающие ос­
новное их содержание19:
1. Язык как система знаков - это «система символов, которая
позволяет людям общаться друг с другом» [Гулина, 2010]; «система
знаков любой физической природы, служащая средством человече­
ского общения, мыслительной деятельности, способом выражения
самосознания, передачи информации от поколения к поколению»
[Душков и др., 2005]. Господство структурализма в языковедческой
мысли является достаточно веской причиной того, что эта катего­
рия является самой большой.
2. Язык как духовная сущность, являющаяся носителем культу­
ры народа. По мнению Л. Вайсгербера, это неличное объективное
социальное образование; духовное средоточие всего опыта сообще­
ства. Г. Ипсен считает, что это развивающийся и превращающийся
в мир действенный дух сообщества, обнаруживающий и познаю­
щий себя как мир [цит. по Радченко, 2002 : 144, 152, 154]). Успехи
материалистической парадигмы в языкознании, казалось бы, предо­
пределили принадлежность единиц этой категории к области исто­
рии лингвистики, но развитие антропологического подхода приве­

19 А. Кребер и К. Клакхон первыми предприняли классификацию определений


культуры. Так, в ней выделяются: а) описательные определения, в которых упор
делается на перечислении всего того, что охватывает понятие культуры;
в) исторические определения, в которых внимание акцентируется на процессах
социального наследования, традиции; с) нормативные определения, ориентирую­
щиеся на идею образа жизни или на представления об идеалах и ценностях; d) пси­
хологические определения, в которых упор делается либо на процесс адаптации к
среде, либо на процесс научения, либо на формирование привычек; е) структурные
определения, в которых обращается внимание на структурную организацию куль­
туры; f) генетические определения, в которых культура рассматривается с позиции
ее происхождения. Вышеприведенная классификация в том или ином виде повто­
рялась другими исследователями культуры [цит. по: Каган, 1996 : 15].
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ло к тому, что они до сих пор актуальны.


3. Язык через описания его содержания. В. И. Даль определял
язык как совокупность всех слов народа и верное их сочетанье, для
передачи мыслей своих [Даль, 1998 : 674]. Р. Вердербер и К. Вер-
дербер - как совокупность слов и систем их использования, общих
для людей одного и того же языкового сообщества» [Вердербер
2003].
4. Определения, выделяющие коммуникативный аспект языка.
Ю. Волков, И. Мостовая рассматривают язык как систему комму­
никации, осуществляющейся на основе звуков и символов, имею­
щих условные, но структурно обоснованные значения [Волков и
др., 2001: 425]. Н. Дурново пишет: «совокупность способов выра­
жения мысли с помощью слов...» [ЛЭСЛТ].
5. Определения языка, в которых основной характеристикой яв­
ляется деятельность. В Гумбольдт писал: «язык не есть продукт
деятельности, а деятельность... Язык представляет собой постоянно
возобновляющуюся работу духа, направленную на то, чтобы сде­
лать артикулируемый звук пригодным для выражения мысли»
[2000 : 70]. По мнению У. Малфорда, это решающая знаковая прак­
тика, в которой и посредством которой человеческая личность фор­
мируется и становится социальным существом [СоцЭ, 2009].
На наш взгляд, к этой же категории принадлежит дефиниция
Л. Блумфилда, относящая язык к сфере поведения: «всеобъемлю­
щий комплекс навыков (фонематических и формально­
семантических), возникающий благодаря повторяемости стимулов
на протяжении всей предшествующей жизни человека» [1968 : 398].
Предложенная выше классификация ориентируется на содержа­
ние определения и направление исследования, т. е. составлена отно­
сительно субъекта исследования. На наш взгляд, ее главный недос­
таток состоит в том, что количество таких категорий может быть
бесконечным и это делает постижение объекта невозможным, по­
скольку всегда может появиться новый аспект исследования. Рас­
сматриваемые ниже аспекты исследования считаем достаточными
для определения языка.
Функциональный аспект можно рассматривать как главный, по­
скольку он отражает предназначенность исследуемой системы в
рамках системы следующего порядка - культуры. Примером может
служить следующее определение: средство, с помощью которого
люди описывают все происходящее в жизни, т. е. заставляют все
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

предметы и понятия, окружающие нас, правильно взаимодейство­


вать друг с другом при описании реальных жизненных ситуаций
[Кутузов, 1998].
Содержательный и формальный аспекты можно представить как
члены оппозиции, в которой первый фокусируется на перечне со­
ставляющих системы, предлагая тем самым ее инвариантное описа­
ние, отвечающее на вопрос: «Что необходимо для систем подобного
рода?». Тогда как формальный аспект подчеркивает вариантные
характеристики объекта, раскрывая его специфику, выделяющую
данную систему среди ей подобных.
Примером определения языка с точки зрения содержательного
аспекта может послужить следующее: система знаков, сопряженная
с универсальными правилами их связывания и служащая коммуни­
кативным целям [ГПТ, 1999]. Хотя в этой дефиниции также отра­
жен функциональный аспект, доминантным здесь является пере­
числение составляющих языка. Примером определения языка с точ­
ки зрения формального аспекта можно предложить следующее:
простейшая и самая главная из всех наших социальных (то есть
свойственных только человеку) форм поведения [Блумфилд, 1968 :
58]. Поведение здесь представлено как инвариантная характеристи­
ка, которая получает преломление в рамках локальной культуры.
Исторический (динамический) аспект раскрывает особенности
изменения исследуемого объекта. Вслед за Р. Келлером мы стоим
на позиции, что язык является культурным сооружением, феноме­
ном, который изменяется как обусловленное следствие множества
индивидуальных намеренных действий, которые служат хотя бы
частично похожим намерениям [1997 : 123]. Поэтому здесь необхо­
дим учет как индивидуальных действий, так и их массовых послед­
ствий. Следующая дефиниция может проиллюстрировать наличие
исторического аспекта: социальная часть речевой деятельности, ко­
торая может изменяться в результате множества сходных речевых
действий, выступающих как прямая или косвенная причина изме­
нения.
Семиотический аспект является неотъемлемым для описания
феноменов культуры, поскольку означение, отражающее специфи­
ческое понимание собеседника и окружающей среды, является од­
ной из основных адаптивных стратегий человека. Дефиниции, от­
ражающие этот аспект, отвечают на вопросы об особенностях пере­
дачи информации, связи между поколениями. Примером может по­
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

служить следующее: Л. Вайсгербер: неличное объективное соци­


альное образование; духовное средоточие всего опыта сообщества
[цит. по: Радченко, 2002 : 144, 152].
Проведенный нами анализ более 50 определений показал, что
исследователи выделяют еще один аспект - онтологический. Если
вышеупомянутые аспекты отвечают на вопросы: Для чего эта сис­
тема? Из чего состоит? Чем отличается от подобных себе? Как
развивается? В чем ее специфика как носителя информации?, то
последний аспект обращается к проблеме онтологической сущности
языка, отвечая на вопрос: Что это такое?
Дефиниции, раскрывающие этот аспект, могут быть довольно
неопределенными и чересчур абстрактными, или, напротив, доста­
точно конкретными, отражающими контекст определенной научной
позиции. Примерами первых могут служить определения Г. Ипсена:
«Развивающийся и превращающийся в мир действенный дух сооб­
щества, обнаруживающий и познающий себя как мир» [Радченко,
2002 : 154] и В. Г. Крысько: «Социально-психологическое явле­
ние...» [1999 : 16]. В качестве примера последних можно предста­
вить дефиницию А. А. Леонтьева: «система идеальных объектов -
языковых знаков, где на место реальных отношений подставлена их
видимая форма, где реальные свойства и отношения предметов и
явлений действительности, актуализируемые в деятельности с эти­
ми предметами и явлениями, оказываются перенесенными на новую
субстанцию и восполненными предметностью и свойствами языка»
[2001 : 35].
Идея о необходимости составления определения языка с учетом
разных аспектов не является новой в лингвистике. Так,
В. М. Солнцев указывает, что язык как исключительно сложное об­
разование может быть определен с разных точек зрения, в зависи­
мости от того, какая сторона или стороны языка выделяются:
а) с точки зрения функции (или функций) языка: язык есть сред­
ство общения людей и как таковое есть средство формирования,
выражения и сообщения мысли;
б) с точки зрения устройства (механизма) языка: язык есть набор
некоторых единиц и правил использования этих единиц, то есть
комбинирование единиц, эти единицы воспроизводятся говорящи­
ми в данный момент;
в) с точки зрения существования языка: язык есть результат со­
циального, коллективного навыка «делания» единиц из звуковой
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

материи путем сопряжения некоторых звуков с некоторым смыслом;


г) с семиотической точки зрения: язык есть система знаков, то
есть материальных предметов (звуков), наделенных свойством обо­
значать что-то, существующее вне их самих;
д) с точки зрения теории информации: язык есть код, с помощью
которого кодируется семантическая информация [Солнцев, 1977 :
11-12]20.
Однако тот факт, что в современных работах могут встречаться
«урезанные» определения, показывает, что это хорошее начинание
не прижилось. Более того, нельзя не заметить, что определения,
раскрывающие язык с позиции разных аспектов, не совпадают по
объему и в конечном итоге указывают на разные сущности. Все это
только подтверждает наш тезис о том, что такие определения долж­
ны непременно содержать указание на аспект, с позиции которого
они раскрывают язык.
В значительной части проанализированных дефиниций указыва­
ется несколько аспектов, что можно предположить, делается в це­
лях максимально точного отражения объекта исследования. В опре­
делении А. Я. Анцупова, А. И. Ш ипилова можно увидеть следую­
щие аспекты: система знаков (содержательный), служащая средст­
вом человеческого общения, мыслительной деятельности, способом
выражения самосознания (функциональный), передачи от поколе­
ния к поколению и хранения информации. Исторически язык воз­
ник благодаря труду, совместной деятельности людей (историче­
ский). Существует и реализуется через речь (онтологический), ко­
торая обладает сукцессивностью, пресуппозиционностью, ситуа-
тивностью, неполнотой (семиотический) [Анцупов и др., 2009]. Н е­
смотря на то, что в этой дефиниции не указаны все возможные ас­
пекты языка как системы-объекта, она является достаточно полной,
раскрывая пять из шести аспектов.
В заключение можно предложить развернутое определение язы­
ка, которое учитывает все аспекты языка как системы, освещенные
выше: язык - это необходимая и достаточная совокупность матери­
альных носителей смыслов и правил их употребления (содержа­

20 В. М. Солнцев также выделяет пять аспектов вслед за Н. З. Чавчавадзе и


М. С. Каганом для анализа феноменов культуры, четыре из них совпадают по сво­
ему содержанию: а - функциональный, б - содержательный, в - динамический, г -
семиотический.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

тельный), представленных в сознании в виде акустико-графических


образов и объективируемых в речи при помощи звукокомплексов,
закрепленных речевой практикой (онтологический), используемых
определенным коллективом для познания окружающего мира и
коммуникации между собой (функциональный), а потому отра­
жающих специфику адаптации этого коллектива к окружающему
миру и его консолидации как единого целого (формальный аспект);
изменение этой системы представляет собой адаптацию средств ре­
чевой деятельности, отражает изменение концептуальной системы
и по своему характеру относится к культурным сооружениям (ди­
намический аспект); совокупность знаков языка используется для
хранения информации, передача которой осуществляет связь между
поколениями; специфика означения субстанции языка состоит в
том, что она осуществляется в контексте имеющейся системы зна­
ков и основана на основе либо сходства, либо смежности формаль­
ной и/или семантической составляющей знака (семиотический).
Таким образом, обращение к теме аспектуальности является не­
обходимым, поскольку несогласование подходов в процессе изуче­
ния любого сложного объекта, к каковым относится и язык, приво­
дит к размыванию изучаемого понятия, и в дальнейшем - к умно­
жению сущностей. Конечный набор аспектов рассмотрения систем
может являться достаточно твердым основанием для непротиворе­
чивого познания, в первую очередь предметов гуманитарного зна­
ния в силу их абстрактного характера. Отдавая отчет в том, что да­
леко не всякое исследование требует полной всесторонней дефини­
ции, мы убеждены в том, что краткие определения должны сопро­
вождаться указанием аспекта, с точки зрения которого они рассмат­
риваются.

41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Глава 4

К О Н Ц Е П Т КА К Ф Е Н О М Е Н К У Л Ь Т У Р Ы

Несмотря на обилие работ, посвященных исследованию концеп­


тов в последние два десятилетия, до сих пор не выработано единого
понимания данного феномена. Можно согласиться с С. Г. Воркаче-
вым, что концепт постигла участь ряда терминов, относящихся к
гуманитарному знанию, - неопределенность и метафоричность де­
финиции [Воркачев, 2002: 4]. Возможно, по этой причине некото­
рые исследователи не удовлетворены, имеющимися определениями
данного термина, и либо могут приводить несколько их вариантов,
либо составляют собственные. Негативным следствием этой тен­
денции является размывание границ его понятийной сферы и в ито­
ге умножение сущностей: концептом могут называться либо разные
аспекты одного объекта, либо разные объекты исследования.
Предприняв попытку предварительной классификации опреде­
лений концептов21, мы увидели, что их можно подразделить на три
группы:
- первая содержит дефиниции, соотносящие концепты с процес­
сом мышления (В. И. Карасик: ментальные образования, которые
представляют собой хранящиеся в памяти человека значимые осоз­
наваемые типизируемые фрагменты опыта [цит. по: Попова, 2010 :
31]);
- во второй концепты определяются как кванты знания
(Д. С. Лихачев: алгебраическое выражение знания, которым мы опе­
рируем в своей письменной и устной речи, ибо охватить значение
во всей ее сложности человек просто не успевает) [цит. по: Прохо­
ров, 2009 : 19];
- третья группа содержит дефиниции, в которых бытие концепта
связывается с единицами языка (В. З. Демьянков: концепт - это со­
держательная сторона словесного знака, за которой стоит понятие,
принадлежащее умственной, духовной или жизненно важной мате­
риальной сфере существования человека...).
Определения третьей группы носят скорее прагматический ха­
рактер, оставляя в стороне дискуссии о природе концептов и фоку-

21 Полный список проанализированных дефиниций здесь [Федоров, 2012 : 82-89].


42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

сируясь на методологии их исследования. Поэтому мы сосредото­


чим внимание на определениях первой и второй группы.
Психологические словари, к которым мы обращались, опреде­
ляют знание как отражение объективных характеристик действи-
22
тельности в сознании человека , а мышление - как процесс позна­
вательной деятельности индивида, характеризующийся обобщен­
ным и опосредствованным отражением действительности, которая
направлена на использование, развитие и приращение знаний
[СПТиО, 2012; БПС, 2004; СИП, 1998]. Таким образом, знания мож­
но было бы представить как результат мыслительной деятельности
и предположить, что определения первой группы акцентируют дея­
тельностный аспект концептов, а второй - результативный.
Среди определений концептов второй группы есть некоторые
разногласия: например, в определении В. Н. Телия указывается, что
концепт - это знание об обозначаемом объекте; в определение
Д. С. Лихачева подчеркивается, что концепты представляют собой
не полный объем знания об объекте, а его алгебраическое выраже­
ние [цит. по: Прохоров, 2009 : 18, 19], а в определении Ю. С. Степа­
нова знания предстают как одно из составляющих концепта наряду
с представлениями и переживаниями [2004 : 42].
Равным образом определения концептов первой группы содер­
жат такие варианты, как «ментальное образование», «мысленное
образование», «единица мысли», «единица мыслительного кода»,
«единица сознания», «познавательная психическая структура»,
«идея»2223, что привносит разные акценты в определении данного
термины и создает небольшое разногласие.
Представляет интерес определение В. И. Карасика, согласно ко­
торому концепты - «фрагмент жизненного опыта человека»
[цит. по: Попова, 2010 : 31]. Использование термина «опыт»24 ка­
жется нам более приемлемым, потому что опыт, подобно языково­

22 Большой психологический словарь предлагает более развернутое определе­


ние, в котором знание в широком смысле отождествляется с более или менее адек­
ватными результатами познавательных (когнитивных) процессов [БПС, 2004].
23 Весьма импонирует выбор лексем в определении В. В. Красных, поскольку
термин «идея», определяемый как «мысль, общее понятие, представление о пред­
мете или явлении, отражающее действительность, выражающее отношение к ней»
[СПП, 1998], очень точно передает суть концепции автора.
24 Опыт - результат чувственно эмпирического отражения в человеческой пси­
хике объективной действительности, выражающийся в единстве знаний, навыков,
умений (КСПТ, 2012, БПС, 2004).
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

му знаку, имеет две стороны: с одной стороны, он отражает объек­


тивную реальность в виде знаний, умений и навыков, которые мож­
но объединить в деятельностный аспект опыта, а с другой - каж­
дый способ представления сопровождается эмоциями - «оценоч­
ным отношением субъекта к складывающимся или возможным си­
туациям, к своей деятельности и своим проявлениям в этих ситуа­
циях», что позволяет говорить об эмоциональном опыте как эмо­
циональных сопереживаниях, возникающих в общении с другими
людьми или вызываемых средствами искусства [БПС, 2004]. Таким
образом, деятельностный и аффективный аспекты опыта можно оп­
ределить как предпосылки наличия денотативного и коннотативно-
го компонента языкового значения.
Нам кажется, что именно на этой позиции стоит Ю. С. Степанов,
считающий, что в отличие от понятий, концепты не только мыслят­
ся, но и переживаются. Они - предметы эмоций, симпатий и анти­
патий [2004 : 43]. Таким же образом А. А. Залевская указывает на
аффективную сторону концепта наряду с перцептивной и когнитив­
ной [цит. по: Попова, 2010: 31].
Исследователи, использующие термин «память»25 в определени­
ях концепта, так же, как мы понимаем, стоят на позиции, согласно
которой содержанием концепта являются фрагменты опыта, а не
знания. Если же относить концепт только к сфере знания, то его с
полной уверенностью можно называть синонимом понятия, что тем
самым ставит под сомнение необходимость данного термина вообще.
Можно суммировать, что единой точки зрения на природу кон­
цептов не существует, что неудивительно, поскольку системность
человеческого мышления предполагает отбор фактов согласно той
или иной точке зрения. Как сказал В. Н. Сагатовский, любая абст­
ракция конкретна лишь в определенном отношении, поскольку мо­
жет адекватно отражать определенный срез реальности. Следова­
тельно, важной составляющей исследования любой системы явля­
ется определение, какой именно срез, уровень реальности она опи­
сывает и для решения каких познавательных задач это нужно

25 Память - запоминание, сохранение и последующее воспроизведение индиви­


дом его опыта [БПС, 2004; СПТиО, 2012]. В качестве примера можно привести
следующее определение: единица ментальных или психических ресурсов нашего
сознания; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона,
концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отра­
женной в человеческой психике [КСКТ, 1996].
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

[1973 : 88]. Можно еще раз заметить, что отсутствие указаний ас­
пектов, с позиции которых составлены два разных определения,
приводит к умножению сущностей.
Более того, относительность человеческого восприятия заложена
в человеке имманентно. Как отмечает П. П. Дашинимаева, субъекты
никогда не владеют более или менее идентичным знанием о пред­
мете. В этой связи неизбежен редукционизм, позволяющий не абсо­
лютизировать ментальное описание предмета на основании того,
что не бывает точной репрезентации объекта [2010 : 48].
Конечный список аспектов определения концептов должен оп­
ределяться их сущностью как элементов концептосферы, в связи с
чем мы предлагаем выбрать функциональный, содержательный,
формальный, динамический, семиотический и онтологический ас­
пекты, использованные при рассмотрении языка. Проведенный ана­
лиз семидесяти дефиниций концепта подтвердил эффективность
такого подхода и также позволил добавить структурный аспект,
обоснование необходимости которого мы приводим ниже.
С точки зрения ф ункционального аспекта концепт можно опре­
делить как единицу фрагментированного опыта, используемую для
восприятия, познания и преобразования действительности в контек­
сте адаптации коллектива к окружающей среде. Как это явствует из
названия, такие дефиниции отвечают на вопрос, в чем функции
концептов. Примерами могут служить следующие определения:
• М. А. Холодная. Познавательная психическая структура,
особенности организации которой обеспечивают возможность
отражения действительности в единстве разнокачественных ас­
пектов [1983 : 23].
• С. А. Аскольдов-Алексеев. Мысленное образование, которое
замещает в процессе мысли неопределенное множество предме­
тов, действий, мыслительных функций одного и того же рода
[цит. по: Прохоров, 2009 : 18].
С позиции содерж ательного аспекта концепт рассматривается
как единица опыта/памяти, в составе которой выделяются различ­
ные составляющие. Такие определения отвечают на вопрос, из чего
состоят концепты. В качестве примера можно привести следующие
определения:
• В. И. Карасик. Многомерное ментальное образование, в соста­
ве которого выделяются образно-перцептивная, понятийная и цен­
ностная стороны [цит. по: Попова, 2010 : 31];
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

• В. В. Красных. С содержательной точки зрения под концеп­


том понимается глубинный смысл, свернутая смысловая структу­
ра текста, являющаяся воплощением интенции, и через нее - мо­
тива деятельности автора [2003 : 127].
С позиции ф орм ального аспекта концепты представляют собой
единицы опыта, содержание которых определяется спецификой
адаптации его представителей к окружающей среде. Такие дефини­
ции подчеркивают культуроспецифичность концептов. Иллюстра­
цией могут служить следующие определения:
• С. Г. Воркачев. Единица коллективного знания ... имеющая
языковое выражение и отмеченное этнокультурной спецификой
[2004 : 51-52].
• С. Х. Ляпин. Концепты - своеобразные культурные гены, вхо­
дящие в генотип культуры, самоорганизующиеся интегративные
функционально-системные многомерные (как минимум трехмер­
ные) идеализированные формообразования, опирающиеся на поня­
тийный или псевдопонятийный базис [цит. по: Попова, 2010 : 30].
С точки зрения динам ического аспекта концепты можно опре­
делить как единицы знаний, умений и навыков, возникающие в
процессе когнитивной практики, содержание которых обновляется
по мере изменения адаптивных условий данного коллектива. По­
добные определения, во-первых, сфокусированы на механизмах
возникновения концептов, а, во-вторых, на их динамике. Пример
такого определения можно найти у следующих исследователей:
• С. Г. Воркачев. Операционная единица мысли, способ и резуль­
тат квантификации и категоризации знания [Воркачев, 2002 : 8].
• Н. Л. Мишатина. Вербально выраженная содержательная еди­
ница сознания, которая имеет в основе соответствующее поня­
тие, обогащается культурными смыслами и индивидуальными ас­
социациями, изменяется вместе с развитием языка и культуры
[2012].
С ем иотический аспект заостряет внимание на механизмах объ­
ективизации концептов, главным образом при помощи единиц язы­
ка. В качестве примера можно привести следующие определения:
• М. В. Пименова. Некое представление о фрагменте мира или
части такого фрагмента, имеющее сложную структуру, выра­
женную разными группами признаков, реализуемых разнообразны­
ми языковыми способами и средствами [цит. по: Попова, 2010 : 34].

46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

• С. Б. Куцый. Сложное, многомерное и многоаспектное образо­


вание, значимое для данной культуры, отраженное в коллективном
сознании, закрепленное за определенной областью действительно­
сти и выраженное в тех или иных языковых формах [цит. по: Же-
ребило, 2006].
Сложность классификации определений концептов заключается
в том, что некоторые из них рассматривают концепт как систему,
обладающую определенным содержанием и спецификой, а другие -
как элемент более крупной системы. По этой причине кроме ис­
пользованных пяти аспектов семиотических систем считаем воз­
можным добавить следующие, которые в своей сумме, мы надеем­
ся, могут объять все разнообразие дефиниций концептов.
С труктурн ы й аспект указывает на то, что концепт является эле­
ментом какой-то системы (концептосферы, знания, опыта). Иллю­
страцией могут служить нижеследующие дефиниции:
• Р. Павиленис: смыслы, составляющие когнитивно базисные
подсистемы мнения и знания [цит. по: Головнина, 2009].
• А. П. Бабушкин: любая дискретная единица коллективного соз­
нания, которая отражает предмет реального или идеального мира
и хранится в национальной памяти носителей языка в виде познанного
вербально обозначенного субстрата [цит. по: Прохоров, 2009 : 18].
О нтологический аспект раскрывает сущность концепта как фе­
номена, представляя его как единицу мышления, представление или
смысл, отвечая на вопрос о природе концепта. В качестве примера
можно привести следующие определения:
• А. А. Залевская: объективно существующее в сознании чело­
века перцептивно-когнитивно-аффективное образование динами­
ческого характера в отличие от понятий и значений как продуктов
научного описания (конструктов) [цит. по: Попова, 2010 : 31].
• Ю. С. Степанов: идея, включающая абстрактные, конкретно­
ассоциативные и эмоционально-оценочные признаки, а также
спрессованную историю понятия [цит. по : Попова, 2010 : 30].
Отдельно можно выделить группу онтологических определений,
носящих методологический характер: они описывают концепт не
как реальную сущность, а как конструкт, используемый для опреде­
ленных исследовательских целей. Насколько мы понимаем, прагма­
тический характер определений в некоторой степени исключает
описание остальных аспектов. В качестве примеров можно привес­

47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ти следующие определения.
• А. Б. Соломоник: абстрактное научное понятие, выработанное
на базе конкретного житейского понятия [цит. по: Попов, 2010 : 31].
• Л. О. Чернейко: конструкт, репрезентирующий ассоциатив­
ное поле имени, но не сводимый к нему [1997 : 342].
Необходимо заметить, что чаще всего дефиниции концепта
(включая вышеперечисленные), отражают не один аспект, а не­
сколько. Считаем необходимым представить отдельный анализ оп­
ределения З. Д. Поповой и И. А. Стернина, которое включает в себя
все рассмотренные аспекты, за исключением семиотического. По­
следнее можно объяснить тем фактом, что, во-первых, эти авторы
подчеркивают то, что концепты как единицы ментального кода не
привязаны к средствам объективации, а потому семиотический ас­
пект определения можно рассмотреть как необязательный.
«Концепт - дискретное ментальное образование (онтологиче­
ский), являющееся базовой единицей мыслительного кода человека
(структурный, функциональный), обладающее относительно упо­
рядоченной внутренней структурой (содержательный), представ­
ляющее собой результат познавательной деятельности личности
и общества (динамический), несущее комплексную, энциклопедиче­
скую информацию об отражаемом предмете или явлении, об ин­
терпретации данной информации (содержательный) обществен­
ным сознанием и отношении общественного сознания к данному
явлению или предмету (формальный)» [Попова, 2010 : 34].
Иными словами, из данного определения мы узнаем сущность
концепта как феномена, его назначение, способ возникновения и то,
какие составляющие он включает. Если бы мы захотели пойти по
пути отражения всех аспектов концепта, то к данной дефиниции
можно было прибавить такую составляющую, как «объективируе­
мое при помощи вербальных и невербальных26 средств деятельно­
сти» (семиотический аспект). Кроме того, формальный аспект мож­
но было бы уточнить при помощи такого составляющего, как «ха­
рактеризующееся культурной27 спецификой», поскольку выбранное

26 Нам кажется, что включение «невербальных средств деятельности» более


точно отражает специфику концептов как единиц универсального предметного
кода, который может объективироваться не только при помощи языковых средств.
27 Выбор лексемы «культурный» вместо более часто употребляющихся «нацио­
нальный» или «этнический» обусловлен той причиной, что можно говорить о кон­
цептосфере не только нации, но и различных субкультур, организованных, напри­
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

сочетание «общественное сознание», конечно, предполагает нали­


чие определенной культуры, однако экспликация «культурности»
является желательной.
Считаем необходимым выделить три типа концепта согласно
специфике их формирования: индивидуальный, культурный и уни­
версальный. Под индивидуальным мы понимаем концепт, который
возникает у человека в результате познания окружающего мира.
Концепты этого типа могут иметь или не иметь языкового выраже­
ния. Даже в случае сходных условий жизни и образ, представляю­
щий ядро концепта, и концептуальные признаки могут отличаться
от человека к человеку.
Вербализация концептов может привести к тому, что когнитив­
ные единицы участников коммуникации стандартизируются и бу­
дут ими разделяться. Если концепт, представляющий определенное
знание о мире, входит в концептосферу значительного числа членов
какой-либо группы и характеризует особенности восприятия объек­
та или явления ее представителями, то такой концепт становится
частью культуры, идеальным средством деятельности, отражающим
особенности адаптации данного общества.
В приведенной классификации концептов не учитывается типы
концептов. Например, В. И. Карасик в своем определении указыва­
ет на концепт как единицу УПК индивида, С. Г. Воркачев - как еди­
ницу концептосферы общества:
В. И. Карасик. Ментальные образования, которые представля­
ют собой хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые
типизируемые фрагменты опыта [цит. по: Попова, 2010 : 31].
Воркачев С. Г. Единица коллективного знания (отправляющую к
высшим духовным сущностям), имеющая языковое выражение и
отмеченная этнокультурной спецификой [Воркачев, 2004 : 51-52].
Глобализация ойкумены приводит к унификации локальных
культур, и создает возможности для возникновения универсальных
концептов, наличествующих в сознании индивидов вне зависимо­
сти от их нахождения. Другим основанием для наличия универ­
сальных концептов можно считать общие условия существования
людей. Однако здесь велика вероятность того, что в каждом кон­
кретном случае такие концепты могут обладать культуроспецифич­
ным содержанием [Попова, Стернин, 2001 : 75], а потому «культура

мер, по гендерному признаку.


49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

человечества» является скорее понятием методологическим28. Более


того, онтологически универсальные концепты являются концептами
культурными, являясь элементами культуры предельной степени
распространения.
Три типа концептов позволяет выделять три системы, элемента­
ми которых они являются. Индивидуальные концепты являются
элементами концептосферы индивида, культурные - элементами
системы локальной культуры, которую по праву можно назвать су­
перинтеллектом29, а универсальные - элементами концептосферы
человечества. Концептосфера любого уровня является динамиче­
ской системой, содержание и объем которой определяются специ­
фикой деятельности соответствующего субъекта (индивида или
общества определенного уровня).
Объем каждой системы определяется требованиями необходи­
мости и достаточности, обусловливаемыми характером деятельно­
сти конкретного индивида или общества. Индивидуальная концеп­
тосфера включает, как индивидуальные, так и культурные и уни­
версальные концепты. Концептосфера культуры, включающая
только культурные или универсальные концепты, естественным
образом превышает любую индивидуальную концептосферу, по­
скольку содержит массив информации, используемый в деятельно­
стной практике во всех сферах культуры.
Концептосфера человечества как система знаний (а также адап­
тивных практик, если мы относим концепты не только к знаниям,
но и к опыту в целом) может быть представлена как необходимый
и достаточный набор инвариантных единиц, получающих опреде­
ленную конкретизацию в рамках определенных культур. Поскольку
культурные концепты уже обладают свойством инвариантности по
отношению к индивидуальным концептам, то в случае универсаль­
ных концептов речь может идти о инвариантности второй степени,

28 Термин «методологический» вслед за Н. З. Чавчавадзе мы используем в зна­


чении «не как объективно существующий, а в качестве некоторой фикции, которая
ничего реально не отражает, но помогает понять механизм действия процессов, как
если бы этот предмет существовал» [Чавчавадзе, 1984 : 76].
29 Лотман Ю. М.: культура — это сверхиндивидуальный интеллект, который
представляет собой механизм, восполняющий недостатки индивидуального созна­
ния и, в этом отношении, представляющий неизбежное ему дополнение. Культура-
это коллективный интеллект и коллективная память, т. е. надындивидуальный ме­
ханизм хранения и передачи некоторых сообщений (текстов) и выработки новых
[1992 : 44, 200].
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

поскольку варьирование в этом случае осуществляется на уровне


локальных культур.
В противном случае концептосферу человечества можно пред­
ставить как перечень универсалий, полученный путем научного
анализа локальных культур, а не как реально существующую сис­
тему. Конечно, можно возразить, что понятие инвариантности как
культурных концептов (инвариантность первой степени), так и уни­
версальных концептов (инвариантность второй степени) может
быть сформулировано в результате теоретического осмысления.
Этот факт, однако, не умаляет реальности культурных концептов и
отвечает онтологии культурных сооружений (феноменов третьего
вида), которые мы рассматривали во второй главе.
Приведенная выше типология позволяет производить диффе­
ренциацию определений концептов на том основании, что одни ис­
следователи исследуют индивидуальные концепты, тогда как дру­
гие - концепты культурные. Примером первого можно считать оп­
ределение, данное в кратком словаре когнитивных терминов, - еди­
ница ментальных или психических ресурсов той информационной
структуры, которая отражает знание и опыт человека, тем самым,
относя его к сознанию индивида [КСКТ, 1996]. Тогда как, напри­
мер, А. П. Бабушкин определяет концепт, как некую информацион­
ную целостность, присутствующую в национальном коллективном
сознании, прошедшую первичный семиозис и осознаваемую языко­
вой личностью как инвариантное значение семантического поля
[цит. по: Сергеева, 2007]. Во избежание омонимии этих двух поня­
тий мы предлагаем разграничивать собственно концепты как еди­
ницы УПК и концепты культурные.
В заключение можно сказать, что сопоставление и выбор дефи­
ниций концепта, равно как и подходов к его изучению, были бы бо­
лее продуктивными, если при этом выделять раскрываемые в них
аспекты, т. к. упущение аспектуальной отнесенности, особенно в
случае неполных определений, раскрывающих разные аспекты кон­
цепта как ментального феномена, создает такое впечатление, что
речь идет о разных объектах. И в этом случае онтологически кон­
цепты можно было бы определять как исследовательские конструк­
ты, нацеленные на решение определенных методологических задач.

51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Глава 5
О П РЕ Д Е Л Е Н И Е П О Н Я Т И Я «Л И Н ГВ О К У Л ЬТ У РА »

В лингвистическом дискурсе все большую популярность обрета­


ет понятие «лингвокультура», но в большинстве изученных источ­
ников отсутствует его определение, несмотря на то, что данное сло­
во включено либо в название работы, либо в список ключевых слов.
Пренебрежение дефиницией ключевого понятия может объясняться
кажущейся самоочевидностью его внутренней формы: лингво +
культура, вероятно, понимается, как «культура, получившая выра­
жение в языке». В свою очередь, понятия «культура» и «язык» в
силу своей многоаспектности имеют целую плеяду дефиниций, что
не может не создать проблему осмысления феномена лингвокультуры.
Неудивительно то, что данное слово имеет чрезвычайно широ­
кую трактовку: в разных источниках в содержание лингвокультуры
включаются образы, прецедентные тексты и имена [Юзефович,
2011, 2013], ценности [Латышев и др., 2013], традиции [Супрун и
др., 2013], арсенал языковых средств и символов [Пожидаева, 2012].
Также достаточно разнообразны аспекты рассмотрения лингвокуль­
туры как компонента лингвокультурного поля национального язы­
ка, как члена оппозиции «родная : иноязычная», «исходная лингво­
культура : лингвокультура перевода» и как эквивалента концепто­
сферы.
Если допустить, что некоторые подходы дополняют друг друга,
то нельзя не увидеть, что расхождение в понимании этого феномена
существует и усугубляет потребность дефиниций в каждом кон­
кретном случае. Кроме того, создается впечатление, что в некото­
рых случаях предпочтительней более устоявшийся термин «культу­
ра». Так, если следовать вышеупомянутому определению лингво­
культуры, то сочетания «вербализация ценностей национальной
лингвокультуры» и «языковая картина мира русскоязычной лингво­
культуры» кажутся как минимум избыточными.
Разностороннее осмысление данный термин получил в работах
В. В. Красных. Лингвокультура определяется как культура, вопло­
щенная и закрепленная в знаках языка, явленная нам в языке и че­
рез язык. Культура вслед за Э. Сэпиром понимается как «отобран­
ный инвентарь опыта», «то, что данное общество делает и думает»,
а язык вслед за А. А. Леонтьевым - как «единство общения и обоб­
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

щения, как система значений, выступающих как в предметной, так


и в вербальной форме существования». При этом каждая система,
по словам ученого, изначально существует отдельно, а потому лин­
гвокультура, возникающая на их пересечении, претендует на статус
самостоятельной системы. В качестве содержания лингвокультуры
предлагается рассматривать образы сознания, облеченные в языко­
вые знаки [Красных, 2012 : 71-72; 2013 : 47-50].
Нам кажется, что тезис об отдельном существовании языка нуж­
дается в корректировке: можно согласиться с тем, что не все то, что
«общество делает и думает», выражено в языке, но трудно предста­
вить себе единицы языка, которые бы выходили бы за рамки «ото­
бранного инвентаря опыта». Таким образом, язык представляется
одной из самых важных составляющих культуры, что подтвержда­
ется рассмотрением этих феноменов с точки зрения различных ас­
пектов, о чем будет сказано ниже.
Еще один важный аспект определения лингвокультуры, предло­
женный В. В. Красных, состоит в разграничении данного понятия
от близких ему по содержанию. Для разграничения понятий языко­
вой картины мира и лингвокультуры указано, что первая формиру­
ется знаками языка, выступая как сложно организованное семанти­
ческое пространство, а вторая - образами сознания, облеченными в
языковые знаки, являясь феноменом лингвокогнитивным. Разгра­
ничивая понятия «образ мира» (целостная, многоуровневая систе­
ма представлений человека о мире, других людях, о себе и своей
деятельности [Березин и др., 2002; Головин, 1998; Дудьев, 2008]) и
«лингвокультура», ученый относит к последнему только общие
компоненты образа мира, формирующие его объективную состав­
ляющую [Красных, 2012 : 73], что определяет лингвокультуру как
систему представлений о действительности, присущую определен­
ному сообществу, и, необходимо добавить, облеченную в языковые
знаки, поскольку, на наш взгляд, В. В. Красных в контексте своего
подхода сужает понятие культуры, рассматривая ее как пространст­
во общей памяти, как систему представлений [Красных, 2012 : 69],
т. е. рассматривает с точки зрения семиотического аспекта.
Однако в такой трактовке появляются еще два понятия, нуж­
дающиеся в отграничении, - научная и этническая картины мира.
Первый термин понимается как целостная система представлений
о мире, его структурных характеристиках и закономерностях, вы­
рабатываемая в результате систематизации и синтеза фунда­
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ментальных достижений науки [Анцупов, 2009]. Отличие научной


картины мира от лингвокультуры в данной трактовке можно найти
в том, что источником первой являются научные знания.
Понятие этническая картина мира в трактовке В. Г. Крысько (со­
вокупность устойчивых, связных представлений и суждений об
общественном бытии, жизни и деятельности, присущих членам
конкретной этнической общности [1999]) практически полностью
совпадает с лингвокультурой как системой представлений общест­
ва. Отличия между двумя терминами видно в другой дефиниции:
единая ориентация когнитивная, фактически - невербализованное,
имплицитное выражение понимания членами каждого общества, в
том числе общности этнической, «правил жизни», диктуемых со­
циальными, природными и «сверхъестественными» силами, по­
скольку акцент здесь делается на то, что содержание картины
миры неосознаваемо и необсуждаемо [Головин, 1998]: разница ме­
жду двумя понятиями состоит в вербализованности образов лин­
гвокультуры и неосознаваемости элементов этнической картины
мира.
При рассмотрении перспективности понятия лингвокультуры с
точки зрения теории и истории культуры необходимо в целях аргу­
ментированности предлагаемой позиции еще раз обратиться к оп­
ределению культуры и языка с позиции семи выделяемых аспектов,
рассмотренных в главах 2 и 3.
Итак, культура - это необходимая и достаточная совокупность
материальных и идеальных средств деятельности (содержательный
аспект), направленных на адаптацию к окружающей среде и увели­
чение эффективности этой системы (функциональный аспект); при­
сущая конкретной общности система форм поведения, видов дея­
тельности и технологий производства, обусловленных спецификой
бытия данного социума (формальный аспект); массив информации,
передаваемый от одного поколения к другому через объективацию
в деятельности и ее продуктах (семиотический аспект); социодея­
тельностный феномен, объективируемый в деятельности членов
общества в многообразии вариантных различий и осознаваемый как
идеал, являясь абстрактным конструктом, представленным в виде
дистинктивных признаков способа деятельности (онтологический
аспект).
С точки зрения динамического аспекта культура - это система,
изменение которой, с одной стороны, предопределяется попытками
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

отдельных индивидов найти новые или изменить существующие


средства, являющиеся оптимальными для определенной деятельно­
сти, результатом чего становится вариативность средств, имеющих
сходные функции, с другой - осуществляется тем, что социум на­
чинает использовать наиболее приемлемые средства деятельности.
Язык - это необходимая и достаточная совокупность материаль­
ных носителей смыслов и правил их употребления (содержатель­
ный аспект); система речевой деятельности, отражающая специфи­
ку адаптации социума к окружающему миру и его консолидации
как единого целого (формальный аспект); система речевых средств,
используемых обществом для познания действительности и комму­
никации между ее членами (функциональный аспект); система зна­
ков, представленных в сознании в виде акустико-графических обра­
зов и объективируемых в речи при помощи звукокомплексов, за­
крепленных речевой практикой (семиотический аспект); социодея­
тельностный феномен (онтологический аспект), изменение которо­
го представляет собой адаптацию средств речевой деятельности и
отражает изменение концептуальной системы (динамический ас­
пект).
С точки зрения структурного аспекта язык представляет собой
область культуры, в которой получают реализацию основные функ­
ции языка - когнитивная и коммуникативная. Осмыслять когнитив­
ную функцию языка необходимо в контексте основной функции
культуры - приспособление к окружающей среде. Последняя пред­
стает перед нами как недифференцированное целое, и познание на­
чинается с выделения объекта на окружающем его фоне. И такое
обособление объекта возможно при помощи означения средствами
единиц языка.
Как справедливо отметил А. Ф. Лосев, язык отражает не объек­
тивную реальность as is, а коммуникативное использование дейст­
вительности [1982 : 13-14], о котором мы упоминали в главе 3. Та­
кое понимание подтверждает наш тезис о культурной относитель­
ности языка: язык в силу своей орудийной природы закрепляет в
инвентаре культурозначимые смыслы и способы размышления о
них, делает его максимально удобным именно для выражения этих
смыслов.
Не менее глобальным представляется коммуникативный аспект:
язык как система должен обладать необходимым и достаточным
набором единиц и правил их сочетания для успешной коммуника­
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ции, предметами которой могут служить как объекты материальной


и идеальной действительности, так и взаимодействие между инди­
видами. Даже при такой упрощенной картине содержания комму­
никации язык должен обладать настолько обширным запасом еди­
ниц, чтобы соответствовать всему богатству ситуаций общения.
Выше неоднократно речь шла об орудийной природе языка, од­
нако называть язык орудием культуры кажется нам не совсем точ­
ным, поскольку совокупность единиц языка, востребованных куль­
турой, настолько велико, что более корректно было бы называть
язык областью культуры, объединяющей средства осмысления объ­
ектов действительности и коммуникации, предметом которой слу­
жат последние. Таким образом, структурный аспект языка подводит
нас к осмыслению понятия «лингвокультура», под которым мы по­
нимаем всю совокупность массива информации культуры, полу­
чившей объективацию в языке. Без сомнения, лингвокультура в
большинстве языков соответствует большей части семиотического
пространства культуры, поэтому проще указать на то, что не входит
в лингвокультуру: элементы массива, которые получают выражения
при помощи других семиотических систем, например, языка жестов
или тела.
Э. С. Маркарян предложил рассматривать в качестве элементов
культуры средства деятельности [1983 : 119]. Следовательно, в рам­
ках деятельностного подхода единицами лингвокультуры можно
назвать средства речевой деятельности, к которым относятся сред­
ства номинации (слова и словосочетания) и средства обобщения
(грамемы). Здесь можно увидеть параллель со словарем и грамма­
тикой лингвокультуры в аспекте, предложенном В. В. Красных
[2012 : 73].
В данной трактовке понятие лингвокультуры близко понятию
языка, между которыми можно провести следующую демаркацион­
ную линию. К содержанию лингвокультуры мы относим значимые
единицы языка, рассматриваемые в аспекте функций культуры. Бу­
дучи представлены в речевой деятельности, единицы лингвокуль­
туры являются объективными феноменами. Тогда как язык (осо­
бенно в контексте парадигмы структурализма, рассматривающей
язык как совокупность единиц различных уровней) вслед за
Л. В. Щ ербой можно назвать продуктом умозаключений лингвиста,
обобщающих знание речевой деятельности в виде словарей и грам­
матик, т. е. язык - это конструкт [1974 : 24].
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

В заключение скажем, изучение лингвокультуры в аспекте тео­


рии и истории культуры имеет то неоспоримое преимущество, что
является наиболее объективным свидетельством о характере изу­
чаемой культуры: единицы лингвокультуры, представляя собой
орудия осмысления объективной реальности и коммуникации в
рамках потребностей общества, отражают специфику этнической
картины мира. При этом язык позволяет заглянуть в любой период
истории, представленный письменными источниками.

57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Глава 6
ОТ ЛИН ГВИСТИЧЕСКОЙ ОТНОСИТЕЛЬН ОСТИ
К О Т Н О С И Т Е Л Ь Н О С Т И К У Л Ь Т У РН О Й

Гипотеза лингвистической относительности (ГЛО), ставшая


предвестником антропологической парадигмы в языкознании, свои­
ми корнями уходит в постулаты В. фон Гумбольдта о тесной связи
языка и мышления:
• «разные языки - это не различные обозначения одного и того
же предмета, а разные видения его»;
• «человек окружает себя миром звуков, чтобы воспринять в себя
и переработать мир вещей... человек преимущественно - и даже ис­
ключительно, поскольку ощущение и действие у него зависят от его
представлений, живет с предметами так, как их преподносит ему
язык»;
• «каждый язык описывает вокруг народа, которому он принад­
лежит, круг, откуда человеку дано выйти лишь постольку, посколь­
ку он тут же вступает в круг другого языка» [1984 : 80].
Великий немецкий ученый предугадал сущность языка как куль­
турного феномена: он утверждал, что языковые изменения могут
происходить только при условии «одновременной самодеятельно­
сти всех» [Там же : 65]. Однако поскольку не было удовлетворяю­
щего объяснения, как такие действия могут быть скоординированы,
то единственным разумным объяснением для ученого было дейст­
вие внутренней силы, духа народа.
Гумбольдт был одним из первых, кто подметил орудийность
языка, сущность которой заключается в том, что язык развивается в
направлении речевой деятельности языкового коллектива. Так, он
утверждал, что «умственная деятельность и язык допускают и вы­
зывают к жизни только такие формы, которые удовлетворяют их
запросам» [Там же : 68]. Для немецкого мыслителя было очевид­
ным, что язык обусловлен культурой как способом адаптации к ок­
ружающей среде [Каган, 1996] и, следовательно, разность приспо­
собления к внешнему миру делала невозможным одинаковое вос­
приятие действительности у представителей разных культур.
Мы не нашли указания на то, что Э. Сэпир причислял себя к
ученикам В. фон Гумбольдта, однако его идеи, как и идеи его по­
следователей, можно сказать, «вышли из гумбольдтовской шине­
ли». Известный американский лингвист предлагает следующие по­
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

стулаты:
• «каждый язык обладает законченной в своем роде и психоло­
гически удовлетворительной формальной ориентацией, которая за­
легает глубоко в подсознании носителей языка»;
• «мысль отливается в существующие языковые формы и подда­
ется прямому соотнесению с его мировоззрением»;
• язык - это символическая система, способ отображения всех
мыслимых разновидностей нашего опыта;
• «реальный мир» в значительной степени бессознательно стро­
ится на основании языковых норм данной группы;
• результатом относительности форм выражения является отно­
сительность формы мышления [Сепир, 1993].
Б. Уорф несколько переформулировал основные положения сво­
его учителя, акцентируя тезис об относительности форм восприятия
действительности:
• мир предстает перед нами как «калейдоскопический поток впе­
чатлений»;
• мировосприятие и последующее поведение обусловлены язы­
ковой категоризацией;
• языковая категоризация действительности является негласным
соглашением;
• язык как соглашение имеет силу для определенного речевого
коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка [Уорф
1960].
Глобальность выводов ГЛО послужила причиной критики с са­
мых разных сторон, и в рамках данной статьи мы можем остано­
виться лишь на некоторых аспектах. Исследования Э. Малотки оп­
ровергли выводы Б. Уорфа относительно категории времени у пле­
мени хопи. Тезисы глубинной грамматики Н. Хомского значитель­
но подрывали существенную роль лингвистического релятивизма.
Исследование Б. Берлина и П. Кея показало, что область цветообо­
значения подчиняется общим законам, которые определяются фи­
зиологическими возможностями человека воспринимать цвет и не
зависят от семантики языка [Бурас, Кронгауз, 2011].
Особый интерес вызывает анализ работ Уорфа, выполненный
М. Блэком, который говорит, что различные формулировки основ­
ных положений американского лингвиста часто противоречивы,
многое преувеличено, а обращение к метафизике не получает долж­

59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ного обоснования. Однако это не мешает М. Блэку дать положи­


тельную оценку работам Уорфа на том основании, что не только
прозрения, но и ошибки американского лингвиста оказались инте­
ресными и плодотворными [Блэк, 1960].
В отечественном языкознании ГЛО в целом получила отрица­
тельную оценку. Наиболее ярко возражения представлены в статье
В. А. Звегинцева, основной тезис которого гласит, что язык, выпол­
няя посредническую роль, является производным от действительно­
сти и от человеческого сознания. Из этого следует, что язык лишь
отражает окружающую действительность, а структурное разнообра­
зие языков свидетельствует не более чем о неодинаковом отраже­
нии в языках картин объективного мира. Следовательно, язык не
может ни управлять развитием и функционированием человеческо­
го сознания, ни указывать человеческому мышлению правила его
поведения [Звегинцев, 1960].
Б. А. Серебренников, допуская возможность регулирующего воз­
действия языковой системы на мышление, также указывает на при­
мат окружающего мира по отношению к понятийной системе и язы­
ку. Неодинаковое членение действительности в системе языка объ­
ясняется ученым неодинаковостью ассоциаций и различиями язы­
кового материала, сохранившегося от прежних эпох [1970].
Однако ГЛО имеет и своих сторонников. Весьма убедительно в
защиту этой гипотезы писала А. Вежбицкая: «Культуроспецифич­
ные слова представляют собою понятийные орудия, отражающие
прошлый опыт общества касательно действий и размышлений о
различных вещах определенными способами; и они способствуют
увековечению этих способов...» [1999]. Ученый, основываясь на
богатом лексическом материале, подчеркивает, что способ выраже­
ния не является произвольным, но обусловлен культурой.
Относительно вопроса абсолютизации роли языка в восприятии
действительности А. Вежбицкая говорила, что «взгляды отдельного
индивида никогда не бывают полностью «детерминированы» поня­
тийными орудиями, которые ему дает его родной язык, частично
оттого, что всегда найдутся альтернативные способы выражения...».
Однако возможность обойти «условия соглашения» никоим обра­
зом не исключает влияния языка на мышление, поскольку, как под­
черкивает исследователь, это «можно сделать только ценой опреде­
ленных издержек (использования более длинных, более сложных,
более громоздких выражений, нежели те, которые мы используем,
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

опираясь на обычный способ выражения, предоставляемый нам на­


шим родным языком)» [Там же]. Таким образом, по мнению
А. Вежбицкой, язык не детерминирует восприятие, а направляет
его. Этому воздействию можно сопротивляться, но немногие реша­
ются выйти за пределы родного языка по причине извечной косно­
сти и консервативности человека.
На наш взгляд, А. Вежбицкая довольно успешно парирует все
лингвистические выпады против ГЛО. Но без внимания остаются
возражения, предложенные когнитивистами, мишенью для критики
которых оказывается сам тезис о влиянии языка на мышление. Дру­
гой упрек направлен на то, что никакие фундаментальные исследо­
вания не были проведены сторонниками гипотезы для подтвержде­
ния разности восприятия поведения. Так, З. Д. Попова и И. А. Стер-
нин, указывая на существование различных уровней мышления,
справедливо утверждают, что отсутствие языка не означает невоз­
можности мышления. Однако, говоря об исключительной роли язы­
ка в овладении абстрактным мышлением [2001 : 51-53], ученые все-
таки льют воду на мельницу ГЛО, поскольку разность языкового
инвентаря будет способствовать различающимся векторам в мысли­
тельной и речевой деятельности на высоком уровне абстрактности.
На наш взгляд, пример об отсутствии языковых обозначений
цвета и наличия этих цветов в культурной практике [Там же : 54] не
столько опровергает ГЛО, сколько относит его в другую категорию:
выражение культурно-значимых смыслов может передаваться не
только при помощи языка, но и жестами, которые вместе вербаль­
ными способами коммуникации составляют единую семиотическую
систему. Иначе, если доказано, что нет никаких речевых способов
передачи значений цветов, не выраженных лексически, трудно
представить, как подрастающее поколение учится создавать орна­
менты, если учитель не имеет возможности поправлять своих пи­
томцев.
Создается впечатление о том, что критические замечания спо­
собствуют больше дополнению ГЛО, чем полному ее опроверже­
нию. Так, пример об отсутствии общей лексемы со значением снега
[Там же : 55] скорее предупреждает против поспешных выводов об
отсутствии соответствующих концептов, поскольку в языке могут
существовать и другие языковые средства кроме лексических для
передачи общих значений, не говоря уже об экстралингвистиче­
ских. В связи с этим вывод, предложенный уважаемыми когнитиви-
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

стами, представляется чересчур категоричным: «концепты как еди­


ницы мышления не зависят в содержательном плане от языка наро­
да - содержание концепта определяется не языком, а отражением
действительности сознанием познающего эту действительность
субъекта» [Там же : 57].
Представляется возможным два возражения против этого вывода
- в специфике формирования концепта и специфике его употребле­
ния. Вслед за З. Д. Поповой и И. А. Стерниным мы стоим на той
позиции, что генезис концепта носит локально-культурный харак­
тер, возникая в процессе когнитивной деятельности индивида и
впоследствии развиваясь по уровням абстракции. А. В. Кравченко
указывает, что репрезентации, лежащие в основе концептов, могут
быть в равной степени основаны как на первой, так и второй сиг­
нальных системах по причине одинаковой доступности для воспри­
ятия обеих [2000 : 23-30]. Поскольку значимые единицы языка
представляют собой не прямое отражение действительности, а про­
дукт ее коммуникативного использования [Лосев, 1982 : 13], то кон­
цепты, сформированные на основе единиц языка, представляют со­
бой «культурно-искаженное» отражение объективной реальности в
нашем сознании.
Другим аспектом возникновения концептов являются особенно­
сти генезиса разных типов концептов, среди которых мы выделяем
индивидуальные, культурные и универсальные, о которых мы упо­
минали в главе 4. Культурные концепты, получая свое развитие из
индивидуальных, проходят некий процесс стандартизации в про­
цессе речевой практики, будучи опять же представленными едини­
цами языка. Более того, продвижение концептов по этапам абстрак­
ции делает это невозможным без языка. Это дает основание утвер­
ждать, что содержание концептов, разделяемых любым коллекти­
вом, обладает некоторой степенью зависимости от языка, которая
на данном этапе кажется нам значительной. Иными словами, язык, с
одной стороны, будучи основным средством репрезентации кон­
цептов, а с другой - культурно обусловленной системой коммуни­
кации и отражения действительности, в которой отражена специфи­
ка взаимодействия языкового коллектива с окружающим миром, не
может не оказывать влияние на концептосферу культуры.
Вслед за С. Г. Воркачевым мы выделяем три составляющие кон­
цепта [2002 : 4-6], и необходимо оговориться, что язык определяет
в основном две из них - понятийную и значимостную, тогда как
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

образная составляющая, хотя и представленная во фразеологизмах,


главным образом репрезентирована в текстах. Совокупность тек­
стов является культурным контекстом речепорождения, представ­
ляя, с одной стороны, модели создания высказываний, а с другой -
систему прецедентных феноменов, к которым явно или не явно мо­
жет происходить обращение.
Теория концептуальной метафоры, разработанная Дж. Лакоффом
и М. Джонсоном, также свидетельствует в пользу культурного ре­
лятивизма системы выражения. Можно выделить следующие тези­
сы, предлагаемые учеными.
• Наша обыденная концептуальная система, в рамках которой мы
мыслим и действуем, метафорична по самой своей сути.
• Концепты управляют нашей повседневной деятельностью, упо­
рядочивают воспринимаемую нами реальность, способы нашего
поведения в мире и наши контакты с людьми.
• Метафоры как языковые выражения становятся возможны
именно потому, что существуют метафоры в понятийной системе
человека.
• Специфика метафорического структурирования акцентирует
одни стороны концепта и затушевывает другие [Lakoff, Johnson,
2003 : 3-13].
Подчеркивая первичность концептуальной системы, авторы ука­
зывают на то, что специфика функционирования языковых знаков
является прямым следствием культурной специфичности концеп­
тов. Однако специфика восприятия, выраженная в акцентировании
определенных признаков концепта, не только выражается в оди­
ночном речевом акте, но кристаллизуется в текстах, и, следователь­
но, в культуре. Поэтому в процессе инкультурации новые носители
культуры будут усваивать модели восприятия, которые заложены в
совокупности текстов культуры.
Подтверждение последнему тезису мы находим также в меха­
низмах онтогенеза речи. П. П. Дашинимаева, будучи сторонником
того, что отражение действительности происходит в направлении от
мышления к языку, поскольку в языке материализуется лишь то,
что востребовано этносом, указывает на рефлективную функцию
последнего. Ребенок, осуществляя свои коммуникативные намере­
ния, наиболее часто использует те языковые средства, которые ре­
гулярно проходят через краткосрочную память, т. е. более частотно
активируются «определенные нейронные группы, достигающие в
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

процессе онтогенеза высокой степени импульсивности», поскольку


они обладают более высокой способностью к автоматическому за­
пуску в речь по первому требованию. Тем самым ученый допускает
существование частичной детерминированности мышления языком,
суть которой заключается в том, что нейрон опосредованно способ­
ствует формированию и развитию менталитета [2009 : 54-55].
Суммируя вышесказанное, мы считаем, что концептуальная сис­
тема является производной от культуры как специфического спосо­
ба деятельности, направленного на адаптацию к окружающему ми­
ру и консолидацию общественного целого. Это означает, что отно­
сительность восприятия и поведения по своей природе является не
лингвистической, а культурной. Язык, являясь орудием культуры,
лишь закрепляет в инвентаре культурно-значимые смыслы и спосо­
бы размышления о них и делает его максимально удобным именно
для выражения этих смыслов.
Говорить о том, что язык детерминирует восприятие, настолько
же нелепо, насколько утверждать, что невозможно написать письмо
при помощи лопаты. Тот факт, что назначение лопаты связано с
другой функцией не отрицает возможности ее использования для
каллиграфических целей, но ее форма указывает, что она была соз­
дана для деятельности другого рода. Тезис Э. Сэпира о формальной
завершенности любой языковой системы [1993] свидетельствует о
том, что можно перевести Библию или другой базовой текст нашей
культуры и на язык пираха, и на йимитхирр, являющимися веским
свидетельством в пользу культурной относительности [Бурас, Крон-
гауз, 2011], но перевод кардинально изменит эти языки, в значи­
тельной мере устранив существующий сейчас релятивизм.

64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

В О П РО С Ы И ЗА ДАН ИЯ К ГЛАВАМ

Вопросы и задания к гл аве 1


I. Прочитайте главу 1 и ответьте на следующие вопросы.
• Укажите, в чем заключается преимущество системных иссле­
дований в сравнении с аналитическим сбором данных. Назовите их
принципиальные отличия.
• Назовите основные задачи общей теории систем. Как они соот­
носятся с требованиями системного мышления, предлагаемыми
Б. Г. Юдиным?
• В чем причины существования различных трактовок понятия
системы? Какие факторы необходимо учитывать при выборе дефи­
ниции системы?
• Как введение понятия «системообразующий фактор» меняет
подход к осмыслению сущности системы?
• Почему для рассмотрения системы выбрано как минимум че­
тыре аспекта - инвариантный, формальный, динамический и функ­
циональный.
II. Прочитайте главу «Системный подход как общенаучный ме­
тод» из онлайн учебника «Проблемы теории права и государства:
Вопросы и ответы». - URL: http://www.bibliotekar.ru/ teoria-
gosudarstva-i-prava-4/95.htm; http://www.studfiles.ru/preview/
429752/page:12/
Выпишите основные положения системного подхода В. Н. Сага-
товского и определения основных понятий системы. Прокомменти­
руйте тезис о том, что «системное описание является наиболее ем­
ким и экономичным».
III. Проиллюстрируйте тезисы функциональной теории систем
П. К. Анохина на примере проектной группы, университета, двига­
теля внутреннего сгорания, организма. Укажите, какое в данном
случае получают определение понятия цели, элемента, полезного
результата и в чем выражаются взаимосодействие элементов, огра­
ничение степеней свободы и динамическая изменчивость элементов.
IV. Прокомментируйте определение системы П. К. Анохина
«системой можно назвать только такой комплекс избирательно во­
влеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотно­
шения принимают характер взаимосодействия компонентов, на­
правленного на получение фокусированного полезного результата».

65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Проиллюстрируйте его на примере какой-либо системы.


V. Прокомментируйте следующую цитату «эволюционируют и
изменяются под воздействием внешних факторов всегда только
функциональные системы, а морфологические трансформации
внешних органов есть только отдаленное следствие этих измене­
ний». Приведите два примера, подтверждающих или опровергаю­
щих этот тезис.
VI. Рассмотрите определения системы, приведенные В. Н. Са­
довским [1973 : 93-98], и выберите то, которое может отвечать ва­
шим исследовательским задачам, например, в курсовой работе или
ВКР. Аргументируйте сделанный выбор:
1. Система: а) «сложное единство, сформированное многими,
как правило, различными факторами и имеющее общий план или
служащее для достижения общей цели»; б) «собрание или соедине­
ние объектов, объединенных регулярным взаимодействием или
взаимозависимостью»; с) «упорядоченно действующая целост­
ность, тотальность» («Webster's Third New International
Dictionary»).
2. «Система - любая совокупность переменных, которую на­
блюдатель выбирает из числа переменных, свойственных реальной
“машине”» (У. Росс Эшби).
3. «В настоящее время достаточно рассматривать систему
как группу физических объектов в ограниченном пространстве,
которая остается тождественной как группа в поддающемся
оценке периоде времени».
4. «Система может быть определена как комплекс взаимодей­
ствующих элементов...» (Л. фон Берталанфи).
5. «Теория систем исходит из предположения, что внешнее по­
ведение любого физического устройства может быть описано со­
ответствующей математической моделью, которая идентифици­
рует все критические свойства, влияющие на операции устройст­
ва. Получающаяся в результате этого математическая модель
называется системой» (Т. Б ус).
6. Система есть «целое, составленное из многих частей. Ан­
самбль признаков» (К. Черри).
7. а) «Система - размещение, множество или собрание вещей,
связанных или соотносящихся между собой таким образом, что
вместе они образуют некоторое единство, целостность»;
б) Система - размещение физических компонентов, связан-
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ных или соотносящихся между собой таким образом, что они об­
разуют или действуют как целостная единица (Дистефано и др.).
8. «Система - математическая абстракция, которая служит
моделью динамического явления» (Г. Фриман).
9. «Система - интегрированная совокупность взаимодейст­
вующих элементов, предназначенная для кооперативного выполне­
ния заранее определенной функции» (Р. Гибсон).
10. «Система - это множество объектов вместе с отноше­
ниями между объектами и между их атрибутами» (А. Холл.
Р. Фейджин).
11. «Система - это ограниченная в пространстве и во времени
область, в которой части-компоненты соединены функциональ­
ными отношениями» (Дж. Миллер).
12. «Система - это не просто совокупность единиц (частиц,
индивидов), когда каждая единица управляется законами причин­
ной связи, действующей на нее, а совокупность отношений между
этими единицами». «Чем более тесно взаимосвязаны отношения,
тем более организована система, образованная этими отноше­
ниями» (А. Рапопорт).
13. «Мы представляем себе систему как множество действий
(функций), связанных во времени и пространстве множеством
практических задач по принятию решений и оценке поведения, т. е.
задач управления» (С. Сенгупта, Р. Акофф).
14. «Слово система используется для обозначения по меньшей
мере двух различных понятий: 1) регулярного, или упорядоченного,
устройства, состоящего из элементов или частей, взаимосвязан­
ных и действующих как одно целое; 2) совокупности, или группы
элементов (частей), необходимых для выполнения некоторой опе­
рации» (А. Уилсон, М. Уилсон).
15. «Система - совокупность взаимодействующих разных функ­
циональных единиц (биологических, человеческих, машинных, ин­
формационных, естественных), связанная со средой и служащая
достижению некоторой общей цели путем действия над материа­
лами, энергией, биологическими явлениями и управления ими».
16. «Системой можно назвать только такой комплекс избира­
тельно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и
взаимоотношение приобретают характер взаимосодействия ком­
понентов на получение фокусированного полезного результата»
(П. К. Анохин).
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

17. «Системой называется совокупность любым способом вы­


деленных из остального мира реальных или воображаемых элемен­
тов. Эта совокупность является системой, если:
а) заданы связи, существующие между этими элементами;
б) каждый из элементов внутри себя считается неделимым;
в) с миром вне системы система взаимодействует как целое;
г) при эволюции во времени совокупность будет считаться од­
ной системой, если между ее элементами в разные моменты вре­
мени можно провести однозначное соответствие. Соответствие
должно быть именно однозначным, а не взаимнооднозначным...
Упорядоченность во времени не является обязательным призна­
ком; если есть дивергенция, можно считать все одной системой, а
можно выделить в системе подсистемы» (Л. А. Блюменфельд).
18. Отправляясь от целостного характера систем, можно ка­
чественно задать понятие системы через следующие признаки:
а) система представляет собой целостный комплекс взаимосвя­
занных элементов;
б) она образует особое единство со средой;
в) обычно любая исследуемая система представляет собой эле­
мент системы более высокого порядка;
г) элементы любой исследуемой системы в свою очередь обычно
выступают как системы более низкого порядка (И. В. Блауберг,
В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин ).
19. «Системой мы будем называть упорядоченное определенным
образом множество элементов, взаимосвязанных между собой и
образующих некоторое целостное единство» (В. Н. Садовский).

В опросы и задания к гл аве 2


I. Прочитайте главу 2 и ответьте на следующие вопросы.
• Почему, по мнению ученых, существует так много определе­
ний культур?
• Как соотносятся различные подходы к исследованию культу­
ры?
• Какие функции культуры выделяет Э. С. Маркарян? Приведите
примеры феноменов культуры, направленных на реализацию этих
функций?
• Почему следующее определение не описывает функциональ­
ный аспект культуры: «набор навыков быта, приемов мысли, вос­
приятия предметов искусства, обращения со старшими и отноше-
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ний между полами»?


• Движение, будучи одним из основных философских понятий,
является многосторонним. Какие аспекты динамики/изменения вы
считаете необходимым учитывать? Приведите примеры.
• Какие элементы определения вы сочли бы необходимыми, если
бы стояла задача раскрыть содержание культуры?
• Можно ли утверждать, что любые феномены культуры могут
быть описаны с точки зрения знакового аспекта?
• Что необходимо учитывать в определении культуры в рамках
сопоставительного исследования культур?

II. Рассмотрите следующие определения культуры и распредели­


те их согласно пяти предложенным аспектам. Выберите дефини­
цию, которая может отвечать вашим исследовательским задачам,
например, в курсовой работе или ВКР. Аргументируйте сделанный
выбор.
1. Э. Баллер: Деятельность общества, преобразующая природу
[1996 : 15].
2. А. А. Белик: Особая форма жизнедеятельности людей, даю­
щая возможность проявится многообразию стилей жизни, мате­
риальных способов преобразования природы и созидания духовных
ценностей [1998 : 7].
3. У. Бекет: Прочные верования, ценности и нормы, нововведе­
ния, которые организуют социальные связи и делают возможной
общую интеграцию опыта [Полищук, 1998 : 18].
4. Г. Беккер: Относительно постоянное нематериальное со­
держание, передаваемое в обществе при помощи процесса социали­
зации [Полищук, 1998 : 18].
5. Р. Бенедикт: приобретенное поведение, которое каждое поко­
ление должно усваивать заново [Белик, 1998 : 12].
6. Н. А. Бердяев: Осуществление новых ценностей [2000б : 91].
7. Бернард Л.: Все, что создано человеком - будь то материаль­
ные предметы, внешнее поведение, символическое поведение или
организация [Полищук, 1998 : 16].
8. В. С. Бобахо, С. И. Левикова, Э. А. Орлова: Открытая кате­
гория, обозначающая содержание общественной жизнедеятельно­
сти людей, представляющее собой биологически ненаследуемые,
искусственные, созданные людьми объекты (артефакты) [2000 :
348].
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

9. А. А. Богданов: Совокупность организационных форм и ме­


тодов» определенного класса [Каган, 1996 : 14].
10. Е. Боголюбова: воплощение творческих сил человечества и
человека в определенных культурных ценностях [Каган, 1996 : 16].
11. М. Бружек: Коллективное достижение человечества, исто­
рически возникшее и развивающееся в процессе человеческой дея­
тельности, культивирование внешней и внутренней природы чело­
века, их превращение в другую человеческую природу, в способно­
сти и предметы, отмеченные человеческим отношением к дейст­
вительности и представляющие определенный общественно обу-
словленныйуровень ценности [Каган, 1996 : 18].
12. М. Булатов: обобщение природы и человеческой деятельно­
сти [Каган, 1996 : 16].
13. БСЭ. 2-е изд.: Совокупность достижений общества в об­
ласти просвещения, науки, искусства и других областей духовной
жизни, умение использовать эти достижения для покорения сил
природа, для роста производства, разрешения назревших задач об­
щественного развития [Вавилин, 1983 : 18].
14. Е. Вавилин и Ф. Феофанов: конкретно-исторический вари­
ант существования той или иной общественно-экономической
формации [Каган, 1996 : 16].
15. В. Визгин: Культура существует как конкретная историче­
ская тотальность человеческой деятельности [Каган, 1996 : 16].
16. А. Гелен: Совокупность измененных при помощи действия
или созданных факторов вместе с необходимыми для этого сред­
ствами [Гуревич, 2001б : 21].
17. Германский философский словарь: Способ существования
человека, подобно тому, как жизнь есть способ существования
протоплазмы [Полищук, 1998 : 16].
18. А. Гобино: Продукт расово-антропологических факторов
[Белик, 1998 : 45].
29. Ф. Гребнер: Конгломерат или просто эклектическое соеди­
нение материальной культуры и обрядов и верований [Белик, 1998 :
39].

III. Предложите определение культуры для следующих исследо­


ваний, которые бы учитывали затрагиваемые учеными аспекты:
а) «Среди сибирских этносов процессы этнокультурного взаи­
модействия с русскими переселенцами происходили неоднородно,
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

что обусловлено целым рядом обстоятельств: различием в числен­


ности этнических групп, уровнем их социально-экономического и
культурного развития, изолированностью, отдаленностью от оча­
гов цивилизации, а также ориентацией молодого поколения этни­
ческих групп на принятие культурных ценностей и элементов куль­
туры «вмещающего этноса». В этой связи межкультурные комму­
никации хакасского и русского народов представляют наибольший
интерес, так как являются ярким примером тесного взаимодейст­
вия, взаимообогащения культур» [Кокорина С. В. Межкультурная
коммуникация хакасского и русского этносов: на материалах Прие-
нисейского края: дис. ... канд. культурологии. - Красноярск, 2009.-
С. 4].
б) «Франкфуртская школа философии и социологии - уникальное
явление в культуре X X века. Историко-культурный анализ основных
идей, выдвинутых представителями данного течения, наряду с вы­
явлением праксеологической роли этих идей в жизни общества, по­
зволяет глубже понять фундаментальные текущие проблемы со­
циокультурной динамики» [Глазунов О. Н. Проблемы социокуль­
турных трансформаций в теоретическом наследии Франкфуртской
школы : дис. ... канд. культуролог. М., 2009. - С. 3].
с) Рационализированный и социализированный мистический
опыт, как правило, с течением времени становится стереотипной
формой ответа верующих на экзистенциальные вопросы человече­
ского бытия, это бытие объясняющего и тем самым упорядочи­
вающего. Из вырастающей на этой базе догматики черпаются
принципы организации сообщества верующих. При этом живость,
непосредственность переживания религиозного чувства, которая с
течением времени может теряться, зачастую стимулируется не
только живым и непосредственным общением священнослужите­
лей с верующими, но и использованием в духовной практике произ­
ведений искусства [Ли Ки Ен. Самосознание русской религиозной
культуры: «этическое» и «эстетическое» измерение : дис. ... канд.
культурологии. - М., 2009. - С. 3].
V. Как данная цитата согласуется с тезисом о развитии систем,
рассмотренным в предыдущем параграфе?
«Развитие системы культуры характеризуется понятием са­
моразвития, потому что решающую роль играет внутренняя де­
терминация процесса. Внутренняя логика развития заключается в
изменении от изначальной аморфности к расчленению и специали­
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

зации членов и образованию структурных связей - до тех пор, пока


движение не ограничится окостенением и застоем системы или ее
распадом и формированием новой системы, т. е. ее реорганизации»
(М. С. Каган).
VI. Какие положения теории культуры указывают на ее систем­
ный характер? Раскройте сущность следующих понятий теории
систем в контексте раскрытой выше деятельностной теории культу­
ры: полезный приспособительный результат, функции, элемент,
взаимодействие, отношение, свойство, связь, подсистема, организа­
ция, структура.

В опросы и задания к гл аве 3


I. Прочитайте главу 3 и ответьте на следующие вопросы:
• Раскройте две основные точки зрения на природу языка.
• Какие системные характеристики языка выделяет В. М. Солн­
цев?
• Охарактеризуйте соотношение динамического и статического в
языке.
• Как интерпретируются когнитивная и коммуникативная функ­
ции языка в контексте его деятельностной природы?
• Как соотносятся язык и культура?
• Раскройте понятие коммуникативного исследования действи­
тельности.
• Приведите определение Л. Блумфилда и сопоставьте его с дру­
гими известными определениями.
• Какие аспекты орудийной сущности языка представлены в дан­
ной главе?
• Раскройте специфику концептуализации и категоризации как
основных стратегий языка?
• К какой подсистеме культуры относится язык? Согласны ли вы
с представленной точкой зрения?
• Чем можно объяснить существование множества определений
языка?
• Какие акценты, отражающие определения языка, положены в
основу первой классификации?
• Раскройте сущность языка с позиции каждого из шести исполь­
зуемых аспектов.
II. Каким образом дихотомия physei vs thesei детерминировала
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

осмысление сущности языка в истории языкознания? Приведите


примеры взглядов других ученых из курса «История лингвистиче­
ских учений» (История языкознания).
III. Как соотношение объективного и субъективного факторов в
эволюции языка рассматривалось сторонниками идеалистической и
материалистической точек зрения на природу языка? Кто из уче­
ных, с которыми вы познакомились на курсе «История лингвисти­
ческих учений» (История языкознания).
IV. Как системная трактовка языка В. М. Солнцева согласуется с
подходами, существующими в рамках Общей теории систем?
V. Какая из приведенных цитат лучше всего характеризует ору­
дийную природу языка? Приведите свои доводы.
VI. Прокомментируйте следующий тезис: «язык входит в систе­
му культуры как одна из форм ее существования, находясь в прямой
зависимости от культурной ситуации и отражая условия его исполь­
зования». Насколько представленная точка зрения согласуется с
известными вам мнениями философов, лингвистов, культурологов и
специалистов в других областях?
VII. Какие из определений отражают включенность языка в куль­
туру:
1. А. Я. Анцупов, А. И. Шипилов. Система знаков, служащая
средством человеческого общения, мыслительной деятельности,
способом выражения самосознания, передачи от поколения к поко­
лению и хранения информации. Исторически язык возник благодаря
труду, совместной деятельности людей. Существует и реализует­
ся через речь, которая обладает сукцессивностью (линейностью),
пресуппозиционностью (отсылкой к энциклопедическим знаниям),
ситуативностью, неполнотой [СК, 2009].
2. О. С. Ахманова. Одна из самобытных семиологических сис­
тем, являющаяся основным и важнейшим средством общения чле­
нов данного человеческого коллектива, для которых эта система
оказывается также средством развития мышления, передачи от
поколения к поколению культурно-исторических традиций и т. п.
[цит. по: Тер-Минасова, 2000 : 10].
3. Н. Д. Арутюнова, Г. В. Степанов. Стихийно возникшая в че­
ловеческом обществе и развивающаяся система дискретных (чле­
нораздельных) звуковых знаков, служащая для целей коммуникации
и способная выразить всю совокупность знаний и представлений
человека о мире [цит. по: Тер-Минасова, 2000 : 10].
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

4. Л. Блумфилд. Простейшая и самая главная из всех наших со­


циальных (то есть свойственных только человеку) форм поведения
[Блумфилд, 1999 : 58].
5. БПС. Система знаков любой физической природы, служащая
средством осуществления человеческого общения и мышления; в
собственном смысле язык слов - явление, общественно необходи­
мое и исторически обусловленное. Одним из непосредственных ес­
тественных проявлений языка выступает речь как звукословесное
общение [БПС, 2004].
6. Л. Вайсгербер. Неличное объективное социальное образова­
ние; духовное средоточие всего опыта сообщества [цит. по: Рад­
ченко : 144, 152].
7. Р. Вердербер, К. Вердербер. Совокупность слов и систем их
использования, общих для людей одного и того же языкового сооб­
щества.
8. Ю. Волков, И. Мостовая. Система коммуникации, осуществ­
ляющейся на основе звуков и символов, имеющих условные, но
структурно обоснованные значения [Волков и др., 1998].
9. С. Ю. Головин. Система знаков, служащая средством чело­
веческого общения, деятельности мыслительной, способом выра­
жения самосознания личности, передачи от поколения к поколению
и хранения информации. Язык - носитель общественного сознания.
С позиций материализма, исторически основой появления языка
служит совместная деятельность людей. Язык существует и реа­
лизуется через речь [СПП, 1998].
10. Система знаков, сопряженная с универсальными правилами
их связывания и служащая коммуникативным целям [ГПТ, 1999].
11. М. А. Гулина. Система символов, которая позволяет людям
общаться друг с другом [Гулина, 2010].
12. В. И. Даль. Совокупность всех слов народа и верное их соче-
танье для передачи мыслей своих [цит. по: Тер-Минасова, 2000 : 10].
13. Н. Дурново. Совокупность способов выражения мысли с по­
мощью слов. Слова человеческого языка как сами по себе, так и в
сочетаниях между собою являются звуковыми символами, т. е. ус­
ловными знаками различных понятий, как частей мысли; связь сло­
ва, как звукового символа, с обозначаемым им понятием существу­
ет только в языке... Возникши как средство для передачи мысли
другому лицу, язык продолжает оставаться главным средством
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

общения между людьми; отсюда вытекает необходимость для


языка быть понятным той или другой группе людей, находящихся в
таком общении, и зависимость судьбы языка от судьбы общест­
венных союзов, пользующихся языком [ЛЭСЛТ, 1925].
14. Б. А. Душков и др. Система знаков любой физической приро­
ды, служащая средством человеческого общения, мыслительной
деятельности, способом выражения самосознания, передачи ин­
формации от поколения к поколению. Исторически основой возник­
новения языка служат труд, совместная деятельность людей.
Язык может быть естественным (язык слов) или искусственным
(язык программирования, язык математики, язык описания дея­
тельности оператора и т. п.). Одним из непосредственных прояв­
лений естественного языка является речь как звукословесное обще­
ние [Душков и др., 2005].
15. Д. Дэйвид, Дж. Джерри. Система символической коммуника­
ции, то есть путем вокальных (и письменных) знаков, резко отли­
чающих человеческие существа от всех остальных видов. Язык р е­
гулируется правилами и первоначально включал в себя множество
условных знаков, которые зачастую имели общее значение для всех
членов лингвистической группы [Дэйвид и др., 2001].
16. Д. Дэйвид, Дж. Джерри. Важнейшая, но не единственная
знаковая система человеческого общества. Язык - это средства,
путем которых стабилизируется и кристаллизуется субъектив­
ность (включая «знание» и науку, а также протяженность об­
ществ в пространстве и времени...). Язык существует также как
«объективный» институт, не зависящий от какого-либо индивиду­
ального пользователя. В сумме со всеми аспектами человеческой
культуры он считается историчным и подверженным изменению
[Дэйвид и др.,2001].
VIII. Какое из определений языка наибольшим образом отвечает
задачам вашего (возможного) исследования?
IX. Прокомментируйте следующий тезис: «Культуроспецифич­
ность языка заключается в том, что каждый язык имеет такие
лексическую и грамматическую системы, которые бы наилучшим
способом служили конкретному коллективу. Это подтверждает
тот факт, что язык является не изолированным образованием,
существующим по своим собственным законам, а компонентом,
интегрированным в систему культуры и реагирующим на измене­
ние условий его функционирования».
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Вопросы и задания к гл аве 4


I. Прочитайте главу 4 и ответьте на следующие вопросы.
• В чем опасность существования большого количества опреде­
лений понятия «концепт»?
• Назовите характерные черты дефиниций каждой из трех групп.
• Какие понятия используются для определения термина «концепт»?
• Что указывает на то, что концепты обладают не только рацио­
нальной, но и аффективной составляющей?
• Можно ли сказать, что наличие множества определений явля­
ется одним из следствий системности мышления?
• Раскройте сущность каждого из аспектов рассмотрения кон­
цептов на примере дефиниций концепта.
• Чем объясняется необходимость добавления дополнительных
аспектов исследования?
• Может ли одна дефиниция раскрывать несколько аспектов ис­
следования?
• Раскройте характерные черты каждого из трех типов концепта
и соответствующие им концептосферы?
• Чем определяется объем содержания концептосферы?
II. Раскройте следующий тезис с точки зрения теории функцио­
нальных систем П. К. Анохина: Концептосфера любого уровня яв­
ляется динамической системой, содержание и объем которой оп­
ределяются спецификой деятельности соответствующего субъ­
екта (индивида или коллектива определенного уровня).
III. Согласны ли Вы с тем, что дефиниции могут отражать не­
сколько аспектов одновременно? Какие из нижеприведенных опре­
делений могут служить таким примером?
В. В. Красных. Концепт - единица высокой степени абстракции,
имеющая национально-культурную специфику, называемая словом и
включающая словесные ассоциации на имя концепта (Красных,
1998 : 5).
В. В. Красных. С содержательной точки зрения под концептом
понимается глубинный смысл, свернутая смысловая структура
текста, являющаяся воплощением интенции (глубинной психолин­
гвистической реакции на внешний раздражитель) - и через нее -
мотива деятельности автора (Красных, 1998: 5).
Н. А. Красавский. Некое суммарное явление, по своей структуре
состоящее из самого понятия и ценностного (нередко образного)
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

представления о нем человека (Красавский Н. А. Эмоциональные


концепты в немецких и русских лингвокультурах / науч. ред.
В. И. Карасик. - Волгоград: Перемена, 2001. - 495 с.).
Е. С. Кубрякова и др. Оперативная содержательная единица
памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка
мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике
(КСКТ, с. 90-92).
Е. С. Кубрякова. Концепт рассматривается как связующее зве­
но между мышлением и языком; как единица сознания и отра­
жающая человеческий опыт информационная структура (цит. по:
Прохоров).
С. Б. Куцый: Сложное, многомерное и многоаспектное образо­
вание, значимое для данной культуры, отраженное в коллективном
сознании, закрепленное за определенной областью действительно­
сти и выраженное в тех или иных языковых формах.
Д. С. Лихачев: Результат столкновения словарного значения
слова с личным и народным опытом человека (Лихачев Д. С. Кон­
цептосфера русского языка // Русская словесность. От теории сло­
весности к структуре текста. антол.; под ред. В. П. Нерознака. - М. :
Academia, 1997. - С. 281-287).
Д. С. Лихачев. Алгебраическое выражение знания, которым мы
оперируем в своей письменной и устной речи, ибо охватить значе­
ние во всей ее сложности человек просто не успевает (цит. по:
Прохоров, 2009 :19).
Д. С. Лихачев. Личностное осмысление, интерпретация объек­
тивного значения и понятия как содержательного минимума зна­
чения (цит. по: Попова, 2010 : 31).
С. Г. Ляпин. Концепты- своеобразные культурные гены, входя­
щие в генотип культуры, самоорганизующиеся интегративные
функционально-системные многомерные (как минимум трехмер­
ные) идеализированные формообразования, опирающиеся на поня­
тийный или псевдопонятийный базис (цит. по: Попова, 2010 : 30).
В. А. Маслова. Познавательная психическая структура, особен­
ности организации которой обеспечивают возможность отраже­
ния действительности в единстве разнокачественных аспектов»
(Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику. Когнитивная
лингвистика. - М., 2004. - С. 16).
Р. И. Павиленис. Интенсиональная функция от возможного ми­
ра к его объектам (цит. по: Прохоров, 2009 : 18).
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

М. В. Пименова. Представление о фрагменте мира; что человек


знает, считает, представляет об объектах внешнего и внутренне­
го мира и есть то, что называется концептом (цит. по: Попова,
2010 : 30).
Г. Г. Слышкин. Орудие научного исследования, «единица, при­
званная связать воедино научные изыскания в области культуры,
сознания и языка, так как он принадлежит сознанию, детермини­
руется культурой и опредмечивается в языке», при этом «сам кон­
цепт не относится непосредственно ни к языковой, ни к культур­
ной сферам (цит. по: Прохоров, 2009 : 18).
А. Б. Соломоник. Абстрактное научное понятие, выработанное
на базе конкретного житейского понятия (Соломоник, 1995 :
246).
Ю. С. Степанов. Это как бы сгусток культуры в сознании чело­
века; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека.
И, с другой стороны, концепт - это то, посредством чего человек
- рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» -
сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее (Сте­
панов, 2004 : 42-67).
IV. Приведите примеры дефиниций, в которых речь идет об ин­
дивидуальном, культурном и универсальном концептах.
V. Можно ли назвать концепт идеальным орудием культуры?
В чем заключается его функции в адаптивной практике человека?
VI. Какая дефиниция концепта в наибольшей степени подходит
для следующих исследований:
1. В качестве основной гипотезы исследования предлагается
представление о концепте «время» в творчестве Достоевского как
культурно-ментальном феномене, имеющем аксиологическую зна­
чимость. Цель исследования - раскрытие функции концепта «вре­
мя» как «строительного элемента» в картине мира автора. Дос­
тижение этой цели потребовало решения следующих задач:
• определить основные параметры концепта как теоретическо­
го предмета исследования;
• проанализировать восприятие времени в русской ментально­
сти и выявить его влияние на почвенничество Достоевского;
• выявить культурологические аспекты анализа временных от­
ношений в произведениях Достоевского;
• определить показатели вербализации концепта «время»;

78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

• выявить влияние богослужебного календаря на создание вре­


менной картины мира Достоевского.
(Серопян А. С. Концепт «время» в творчестве Ф. М. Достоевско­
го. Культурологический аспект: автореф. дис. ... канд. культуроло­
гии. URL: http://www.dissercat.com/content/kontsept-vremva-v-
tvorchcstvc-fm-dostocvskogo-kulturologichcskii-aspckt).
2. Цель настоящей работы - исследование концепта как кон­
ституирующего элемента культуры.
Реализация поставленной цели предполагает решение следую­
щих задач:
• обозначить общегуманитарный контекст концептуальных ис­
следований;
• интегрировать наличествующие представления о концепте с
выходом на базе когнитивной культурологии на целостную теорию
концепта;
• описать структуру концепта как когнитивной единицы куль­
туры, выявить механизмы взаимодействия его ментальных и язы­
ковых, содержательных и формальных компонентов;
• типологизировать культурные концепты по основным крите­
риям;
• последовательно рассмотреть уровни концептуализации дей­
ствительности;
• обозначить общие методологические принципы концептуаль­
ных исследований и описать конкретные методики реконструкции
культурных концептов.
(Филатова А. А. Концепт как конституирующий элемент культу­
ры: когнитивный подход: автореф. дис. ... канд. филос. наук.
URL:http://www.dissercat.com/content/kontsept-
kakkonstituiruvushchiielement-kulturv-kognitivnvi-podkhod).
3. Целью исследования явилось изучение содержания концепта
«богатство» в русском языковом сознании и определение его уни­
версальных и национально-специфических когнитивных признаков
на фоне испанского языка.
Задачи исследования:
• изучить теоретические основы современных научных подходов
к проблемам концептологии и разработать методику анализа кон­
цепта «богатство» как когнитивно-культурного феномена;
• рассмотреть лексические и фразеологические единицы, экс­
плицирующие концепт «богатство» в русском и испанском языках;
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

• выявить особенности вербального выражения и интерпрета­


ции концепта «богатство» в текстах, значимых для русской и ис­
панской культурных традиций;
• определить современные закономерности структурирования
концепта «богатство» в языковом сознании носителей русского и
испанского языков.
(Макеева Н. С. Концепт «богатство» в русском языковом созна­
нии: автореф. дис. ... канд. филол. наук. URL: http://chelovek
nauka.com/kontsept-bogatstvo-v-russkom-yazykovom-soznanii).

Вопросы и задания к гл аве 5


I. Охарактеризуйте концепцию лингвокультуры В. В. Красных.
Какие понятия, согласно В. В. Красных, необходимо отличать от
лингвокультуры? Что рассматривается в качестве содержания лин­
гвокультуры?
II. Согласны ли Вы с тезисом о том, что культура и язык являют­
ся отдельными феноменами? Какая трактовка культуры позволяет
рассматривать эти два феномена как существующие отдельно?
III. Проанализируйте комплексные определения культуры и язы­
ка. Являются ли они полными или избыточными? Приведите свои
доводы.
IV. Согласны ли Вы со следующим тезисом: «С точки зрения
структурного аспекта язык представляет собой область культуры, в
которой получают реализацию основные функции языка - когни­
тивная и коммуникативная»? Проиллюстрируйте свою точку зрения
при помощи примеров.
V. Прокомментируйте следующие цитаты: «Осмыслять когни­
тивную функцию языка необходимо в контексте основной функции
культуры - приспособление к окружающей среде», «язык как сис­
тема должен обладать необходимым и достаточным набором еди­
ниц и правил их сочетания для успешной коммуникации, предме­
тами которой могут служить как объекты материальной и идеаль­
ной действительности, так и взаимодействие между индивидами».
VI. Согласны ли Вы с тем, что язык соотносится с большей ча­
стью семиотического пространства культуры?
VII. Как соотносятся между собой язык и лингвокультура? Какие
определения языка позволяют провести четкое разделения между
этими понятиями?
VIII. Какую концепцию лингвокультуры Вы находите наиболее
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

эффективной для следующих исследований - лингвокогнитивную


концепцию В. В. Красных или деятельностную?
а. Объектом исследования является универсальный концепт
«добрый» в английской лингвокультуре как идеоэтническом вари­
анте западного культурного языкового сообщества. Предметом
исследования являются языковые средства, объективирующие кон­
цепт «добрый» в языке.
Целью является изучение концепта «добрый» в английской лин­
гвокультуре с точки зрения его основных лингвокультурологических
составляющих, а также в аспекте социокультурной вариативно­
сти и функционирования в художественных текстах. Поставлен­
ная цель определяет следующие задачи исследования:
• выявить понятийную, образную и ценностную составляющие
концепта «добрый»;
• рассмотреть вариативные свойства концепта «добрый» в ра­
курсе социокультурных векторов (гендерного, возрастного и ста­
тусного);
• выявить основные коммуникативные функции апелляций к кон­
цепту «добрый» в художественном тексте.
(Мокрушина Е. Ю. Концепт «добрый» как этический феномен
лингвокультуры: автореф. дис. ... канд. филол. наук. URL:
http://cheloveknauka.com/kontsept-dobryy-kak-eticheskiy-fenomen-
lingvokultury).
б. Цель и задачи исследования. Экспликация философско­
аксиологического смысла концепта «счастье» в различных лингвокуль­
турах и установление возможностей взаимопонимания между ними.
Для реализации данной цели необходимо было решить следую­
щие задачи:
• произвести категориальный анализ счастья как социально­
значимого феномена;
• эксплицировать объективно-субъективную природу концепта
«счастье»;
• определить структуру концепта «счастье»;
• рассмотреть смысловую вариативность концепта «счастье»
как отражение социокультурных ценностей, представляющих со­
бой единство в многообразии;
• выявить аксиологическое значение кумулятивной функции па­
ремий в различных лингвокультурах.
(Гаврилова И. С. Аксиологический смысл концепта «счастье» в
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

лингвокультуре: автореф. дис. ... канд. филос. наук. URL:


http://www.dissercat.com/content/aksiologicheskii-smysl-kontsepta-
schaste-v-lingvokulture)

Вопросы и задания к гл аве 6


I. Прочитайте главу 6 и ответьте на следующие вопросы:
Какие тезисы о связи языка и мышления предложили В. фон
Гумбольдт, Э. Сепир и Б. Уорф?
Какие слабые места гипотезы лингвистической относительности
(ГЛО) отмечают ее критики?
Перечислите достоинства ГЛО, отмечаемые специалистами.
В чем заключается «направляющая» роль языка в отношении че­
ловеческого восприятия, согласно А. Вежбицкой?
Какие особенности репрезентации концептов указывают на их
культурную специфику?
II. Рассуждая о культурноспецифических концептах, А. Вежбиц-
кая предложила факты, подтверждающие следующий тезис
Э. Сэпира. Передайте суть ее аргументации.
Язык - это путеводитель в «социальной действительности». Лю­
ди живут не только в материальном мире и не только в мире соци­
альном, как это принято думать: в значительной степени они все
находятся и во власти того конкретного языка, который стал сред­
ством выражения в данном обществе. В действительности же «ре­
альный мир» в значительной мере неосознанно строится на основе
языковых привычек той или иной социальной группы. Два разных
языка никогда не бывают столь схожими, чтобы их можно было
считать средством выражения одной и той же социальной действи­
тельности. Миры, в которых живут различные общества, - это раз­
ные миры, а вовсе не один и тот же мир с различными навешанны­
ми на него ярлыками.
III. Э. Сэпир: «Языки очень неоднородны по характеру своей
лексики. Различия, которые кажутся нам неизбежными, могут пол­
ностью игнорироваться языками, отражающими совершенно иной
тип культуры, а эти последние, в свою очередь, могут проводить
различия, непонятные для нас». Основываясь на вашем знании язы­
ка, предложите факты, подтверждающие или опровергающие ут­
верждение ученого.
IV. Б. Уорф: «Мы расчленяем природу в направлении, подска­
занном нашим родным языком. Мы выделяем в мире явлений те
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

или иные категории и типы совсем не потому, что они (эти катего­
рии и типы) самоочевидны; напротив, мир предстает перед нами
как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть
организован нашим сознанием, а это значит, в основном - языковой
системой, хранящейся в нашем сознании. Мы расчленяем мир, ор­
ганизуем его в понятия и распределяем значения так, а не иначе в
основном потому, что мы - участники соглашения, предписываю­
щего подобную систематизацию. Это соглашение имеет силу для
определенного речевого коллектива и закреплено в системе моде­
лей нашего языка. Это соглашение, разумеется, никак и никем не
сформулировано и лишь подразумевается, и тем не менее мы - уча­
стники этого соглашения». Приведите примеры того, как язык был
препятствием в восприятии фактов действительности.
V. Приведите примеры из толкового словаря опровергающие или
доказывающие рассуждение А. Вежбицкой:
«Поле эмоций представляет собою хорошую иллюстрацию ло­
вушки, в которую можно попасть при попытке выявить универса­
лии, свойственные всем людям, на основе одного родного языка.
Типичный сценарий (в котором «П» обозначает психолога, а «Л» -
лингвиста) развертывается следующим образом:
П: Печаль (sadness) и гнев (anger) - универсальные человеческие
эмоции.
Л: Sadness и anger - это английские слова, которые имеют экви­
валенты не во всех других языках. Почему именно эти английские
слова - а не какие-то слова языка X, для которых нет эквивалентов
в английском язы ке,- должны верно улавливать какие-то универ­
сальные эмоции?
П: Не имеет значения, есть ли в других языках слова, обозна­
чающие печаль или гнев, или нет. Не будем обожествлять слова!
Я говорю об эмоциях, а не о словах.
Л: Да, но, говоря об этих эмоциях, вы используете культуроспе­
цифичные английские слова и тем самым вводите в рассмотрение
англосаксонский взгляд на эмоции.
П: Я не думаю. Я уверен, что и люди, принадлежащие к этим
другим культурам, также испытывают печаль и гнев, даже если у
них нет слов для их обозначения.
Л: Может быть, они испытывают печаль и гнев, но их категоризация
эмоций отличается от категоризации, отраженной в лексическом
составе английского языка. Почему английская таксономия эмоций
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

должна служить лучшим путеводителем по универсальным эмоциям,


нежели таксономия эмоций, воплощенная в каком-либо другом языке?
П: Не будем преувеличивать значение языка».
VI. Приведите параллель между тезисом сторонников ПЛК
(Синхрония и диахрония не представляют в функциональной лин­
гвистике независимых областей и аспектов изучения языка, но
взаимопроникают друг в друга) и утверждением А. Вежбицкой (Хо­
тя разработанность словаря, несомненно, представляет собою клю­
чевой показатель специфических черт различных культур, он, ко­
нечно, не является единственным показателем. Родственный пока­
затель, часто не учитываемый, состоит в частоте употребления. Н а­
пример, если какое-то английское слово можно сопоставить по
смыслу с некоторым русским словом, но при этом английское слово
является распространенным, а русское используется редко (или на­
оборот), то данное отличие наводит на мысль об отличии в куль­
турной значимости).
VII. В языке пираха нет (или почти нет) числительных, слов для
обозначений цвета и родства, прошедшего и будущего времени.
Особенно интересно отсутствие числительных. Но сначала - о том,
что такое пираха. Это язык народа пираха (чуть более 300 человек),
охотников и собирателей, который живет в Амазонии, в отдаленном
северо-западном районе Бразилии, по берегам реки Маиси, притока
реки Амазонки. Уникальность народа в том, что он не хочет асси­
милироваться. Они почти не разговаривают на португальском языке
и не используют достижения цивилизации. Основная информация о
народе пришла к нам от исследователя Даниэла Эверетта и его же­
ны Керен. Эверетт установил, что в языке пираха есть два слова со
значением количества: «мало» и «много». Если Эверетт насыпал на
столе кучку из камней и просил положить рядом такую же, индейцы
могли это сделать, ставя в соответствие каждому камешку из пер­
вой кучки свой собственный. Но если первую кучку убирали, вос­
становить количество камней индейцы уже не могли, поскольку
соответствующих числительных, помогающих запомнить нужное
число, у них нет. Более того, когда Эверетт попытался заняться
просветительством и научить пираха считать, они отказались, ре­
шив, что это им ни к чему.
Пример с языком пираха является одним из аргументов в пользу
положений теории лингвистической относительности. Как, по ва­
шему мнению, его парируют сторонники универсализма?
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ЗА К Л Ю Ч Е Н И Е

Как указывают А. А. Пелипенко и И. Г. Яковенко, стремление к


целостно организованному пониманию реальности надо считать
неистребимой чертой человеческого сознания [Пелипенко и др.,
1997]. Противоположностью упорядоченности является хаос, и
именно человеческое сознание может узнать и увидеть соразмер­
ность и взаимосвязь вещей в окружающем мире.
Однако проблема состоит в том, что описание системы у разных
людей происходит с разных точек зрения: пространственная мета­
фора выражения «точка зрения» как нельзя точно описывает то, что
люди, смотрящие на одно и то же окружение, никогда не будут его
видеть полностью одинаковым образом, потому что каждый инди­
вид обладает уникальным опытом.
Иными словами, выборка объектов согласно определенному сис­
темообразующему фактору неизбежно несет некоторую долю субъ­
ективности, и потому результирующее описание вариантно. Как
нам кажется, именно системность мышления, «урезающая» объек­
тивную реальность, отметающая все то, что не отвечает системооб­
разующему фактору, лежит в основе коммуникативного использо­
вания действительности, о котором говорил А. Ф. Лосев. Причем в
каждом отдельном случае системность мышления, с одной стороны,
определяется потребностями, а с другой - опытом человека, каж­
дый из которых носит индивидуальный характер.
Другим фактором, усложняющим понимание, является значи­
мость нулевого экспонента. Любой неполный текст, а в особенно­
сти текст дефиниции, предлагает самый широкий диапазон для ин­
терпретации: от отсутствия денотата до выбора денотата согласно
индивидуальной интерпретации, основанной на личном опыте: то,
что «выносится за скобки», должно быть одинаковым у всех уни­
кальных участников коммуникации. В этой связи нам нужны ори­
ентиры, которые указывают, в каком отношении построенный текст
состоит к референту. Такими ориентирами могут быть рассмотрен­
ные аспекты исследования системных объектов - либо как рассмат­
ривающие объект как систему, либо представляющие объект как
элемент более крупной системы.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Зачастую разница в рассмотренных дефинициях обусловлена не


только акцентами, которые выделяют ученые, но и разной позицией
авторов относительно природы предмета исследования. Этот как
раз тот вопрос, которого мы совершенно сознательно не касались в
данной работе, потому что ее целью является постановка вопроса
аспектуальности изучения этих феноменов.
С одной стороны, это то основание, на котором возможна плодо­
творная дискуссия относительно того, как разное содержание омо­
нимичных понятий соотносится друг с другом. (Некоторые концеп­
ции насколько далеко отстоят друг от друга, что выражение «омо­
нимичные понятия», на наш взгляд, наилучшим образом описывает
соотношение разных толкований одного и того же термина.)
С другой стороны, мы считаем, что в случае, когда содержание
понятий не может быть соотнесено при помощи определения аспек­
та, выход из создавшейся ситуации может быть только в создании
новых терминов в виде словосочетаний на основе понятий «культу­
ра», «концепт» и «язык». В этом отношении нам необходимо учить­
ся у естественного языка, неотъемлемой чертой которого является
синонимия. Что такое синонимы? Это и есть результат коммуника­
тивного использования действительности - новое видение объекта,
выражающееся в новом наборе сем в структуре значения слова.
Иное видение предмета - эта та свобода, которую нам дарит язык,
но обязательным условием является новое имя.
Специфика термина не позволяет выбирать имя произвольно на
основе внутренней формы объекта. Между близкими терминами
должна быть преемственность, поэтому оптимальным вариантом
представляется составление новых терминов в виде словосочета­
ний.
В заключение необходимо сказать, что определение сущности
феноменов третьего вида (культурных сооружений), к которым, без
сомнения, относятся культура, язык и культурный концепт, не мо­
жет не представлять трудности, поскольку их бытие имеет место в
человеческой деятельности, а субъектом их изменения является
коллектив. Деятельностная природа этих феноменов делает их
трудноуловимыми как для определений, так и для изучения.

86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

библи ограф ический список

1. Адонина Л. В. Термин концепт в лингвистических исследованиях конца


XX - начала XXI века. - Режим доступа : http://rtsu-slavist.ti/index.php?
option=com content&task=view&id=149&Itemid=80
2. Анохин П. К. Принципы системной организации функций / П. К. Анохин. -
Москва : Наука, 1973. - С. 5-61.
3. Аронсон Э. Общественное животное. Введение в социальную психологию /
Э. Аронсон. - 7-е изд. ; пер. с англ.-Москва : Аспект Пресс, 1998.-517 с.
4. Белик А. А. Культурология: антропологические теории культур / А. А. Бе-
лик. - Москва : Щит-М, 1998. - 212с.
5. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем - обзор проблем и результатов /
Л. фон Берталанфи // Системные исследования. - Москва : Наука, 1969. -
С. 30-54.
6. Блауберг И. В. Системные исследования и общая теория систем / И. В. Блау-
берг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин // Системные исследования. - Москва :
Наука, 1969. - С. 7-29.
7. Блауберг И. В. Системный подход как предмет историко-научной рефлексии /
И. В. Блауберг // Системные исследования. - Москва : Наука, 1973. - С. 7-29.
8. Блумфилд Л. Язык / Л. Блумфилд / пер. с англ. Е. С. Кубряковой и В. П. Му­
рат, коммент. Е. С. Кубряковой; под ред. и с предисл. М. М. Гухман. - Мо­
сква : Прогресс, 1968. - 606 с.
9. Блэк М. Лингвистическая относительность [Электронный ресурс] /
М. Блэк. - Режим доступа : http://www.philology.ru/linguistics1/black-60.htm.
1960.
10. Бурас М. Жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности
[Электронный ресурс] / М. Бурас, М. Кронгауз. - Режим доступа :
http://elementy.rU/lib/431377, 2011.
11. Вежбицкая А. Понимание культуры при помощи ключевых слов языка /
А. Вежбицкая. - Москва: Аспект Пресс, 2001. - 331 с.
12. Вендина Т. И. Словообразование как источник реконструкции языкового
сознания / Т. И. Вендина // Вопросы языкознания. - 2002. - №4.
13. Вердербер Р. Психология общения [Электронный ресурс] / Р. Вердербер,
К. Вердербер. - Санкт-Петербург, 2003. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/ dictionary/789, свободный.
14. Волков Ю. Г. Социология: учебник для вузов Ю. Г. Волков, И. В. Мосто­
вая. - Москва : Гардарики, 2001.- 432 с.
15. Воркачев С. Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингво­
культурологического сознания / С. Г. Воркачев. - Краснодар, 2002. - 142 с.
16. Воркачев С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт / С. Г. Воркачев. -
Москва : Гнозис, 2004. - 192 с.
17. Всеволодова М. В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса:
фрагмент прикладной (педагогической) модели языка: учебник / М. В. Все­
володова. - Москва : Изд-во МГУ, 2000. - 502 с.
18. Гайденко П. П. Время. Длительность. Вечность. Проблема времени в евро­
пейской философии и науке / П. П. Гайденко. - Москва : Прогресс­
Традиция, 2007. - 464 с.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

19. Галеев А. Р. Направленность эволюции и регулирующие механизмы видооб­


разования: кибернетический аспект / А. Р. Галеев. - Режим доступа :
http://aicommunitv.narod.ru/TheBase/Galeev/aspect.htm. 1999.
20. Головнина О. И. К вопросу определения термина «концепт» в современной
лингвистике [Электронный ресурс] / О. И. Головнина. - Режим доступа :
http://www.rae.ru/forum2011/pdf/article505.pdf
21. Грищенко Е. В. О концепте и некоторых методиках его описания
[Электронный ресурс] / Е. В. Грищенко. - Режим доступа :
www.rusnauka.com/4 SND 2012/ Philologia/3 100647.doc.htm
22. Громов А. И. Западная социология / А. И. Громов. А. Ю. Мацкевич.
В. А. Семенов. - Санкт-Петербург. 1997. - 372 с.
23. Гумбольдт В. Фон. Избранные труды по языкознанию: пер. с нем / В. Гум­
больдт фон ; общ. ред. Г. В. Рамишвили; послесл. А. В. Гулыги и В. А. Зве-
гинцева. - Москва : Прогресс. 2000. - 400 с.
24. Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы / Л. Н. Гуми­
лев. - Санкт-Петербург : Кристалл. 2002а. - 576 с.
25. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли / Л. Н. Гумилев. - Москва :
Рольф. 2002б. - 560 с.
26. Гуревич П. С. Культурология. Элементарный курс: учебное пособие /
П. С. Гуревич. - Москва : Гардарики. 2001а. - 336 с.
27. Гуревич П. С. Философия культуры: учебник для высшей школы / П. С. Гу­
ревич. - Москва : NOTA BENE. 2001б. - 352 с.
28. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / В. И. Даль. -
Москва : Русский язык. 1998. - Т. 4.
29. Дашинимаева П. П. «Мышление versus язык» или «язык versus мышление»?
Или гипотеза Сепира-Уорфа применительно к морфологии бурятского язы­
ка / П. П. Дашинимаева // Мир науки. культуры. образования. - Горноал­
тайск. 2009. - С. 51-55.
30. Демьянков В. З. Понятие и концепт в художественной литературе и в науч­
ном языке [Электронный ресурс] / В. З. Демьянков. - Режим доступа :
http://www.infolex.ru/Concept.html
31. Диброва К. Ю. О теоретических взглядах Л. Блумфилда / К. Ю. Диброва.
Л. П. Ступин // Вопросы языкознания. - 1990. - № 1. - С. 123-138.
32. Есин А. Б. Введение в культурологию: основные понятия в системном изло­
жении : учебное пособие для студентов. высш. учеб заведений / А. Б. Есин.
- Москва : Академия. 1999. - 216 с.
33. Звегинцев В. А. История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечени­
ях / В. А. Звегинцев. - 3-е изд.. доп. - Москва : Просвещение. 1964. - Режим
доступа : http://www.classes.ru/grammar/135.Zvegintsev
34. Звегинцев В. А. Теоретико-методологические предпосылки гипотезы Сепи-
ра-Уорфа [Электронный ресурс] / В. А. Звегинцев. - Режим доступа :
http://www.philology.ru /linguistics1/zvegintsev-60a.htm. 1960.
35. Жеребило Т. В. Концепт как объект науки [Электронный ресурс] / Т. В. Же-
ребило. - Режим доступа : http://gerebilo.ucoz.ru/load/stati v sbornikakh i
zhurnalakh/stati v regionalnvkh izdanijakh/koncept kak obekt nauki/28-1-0-101
36. Каган М. С. Философия культуры / М. С. Каган. - Санкт-Петербург : Петро­
полис. 1996. - 416 с.
37. Каган М. С. Введение в историю мировой культуры. Кн. 1. Историографиче­
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ский очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культуро­


генеза, этапы развития культуры традиционного типа - от первобытности к
Возрождению / М. С. Каган. - Санкт-Петербург : Петрополис, 2000. - 369 с.
38. Каган М. С. Бытие и время в культурологическом контексте
(не по М. Хайдеггеру) / М. С. Каган // Miscellanea humanitaria рЫ1о8орЫае.
Очерки по философии и культуре. К 60-летию профессора Ю. Н. Солонина.
Сер. Мыслители. - Санкт-Петербург : Санкт-Петерб. Филос. о-во, 2001а. -
Вып. 5. - С. 75-82. - Режим доступа : http://anthropo1ogy.ru/ru/texts/
kagan/misc_11.htm1
39. Каган М. С. Введение в историю мировой культуры. Кн. 2. Историографиче­
ский очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культуро­
генеза, этапы развития культуры традиционного типа - от первобытности к
Возрождению / М. С. Каган. - Санкт-Петербург : Петрополис, 2001б. - 320 с.
40. Кармин А. С. Основы культурологии: морфология культуры / А. С. Кар­
мин. - Санкт-Петербург : Лань, 1997. - 512 с.
41. Келлер Р. Языковые изменения. О невидимой руке в языке / Р. Келлер ;
пер. с нем. О. А. Костровой. - 2-е изд., перераб. - Самара, 1997. - 307 с.
42. Коськов М. А. Системный подход в культурологии // Методология гумани­
тарного знания в перспективе XXI века : к 80-летию проф. М. С. Кагана : ма­
териалы междунар. науч. конф. Сер. Symposium / М. А. Коськов (18 мая
2001 г. Санкт-Петербург). - Санкт-Петербург : Изд-во С.-Петерб. филос.
общ-ва, 2001. - Вып. 12. - C. 65-70. - Режим доступа : http://anthropo1ogy.ru
/ru/texts/koskov/symp12_11.htm1
43. Кравченко А. В. Методологические основания когнитивного анализа значе­
ния / А. В. Кравченко // Когнитивный анализ слова. - Иркутск : Изд-во
ИГЭА, 2000. - С. 8-32.
44. Кравченко А. В. Понятие языковой когниции, или что в имени [Электрон­
ный ресурс] / А. В. Кравченко. - Режим доступа : https://www.academia.edu //
4919963/Понятие_языковой_когниции _или_что_в_имени
45. Красавский Н. А. Эмоциональные концепты в немецких и русских лингво­
культурах / Н. А. Красавский ; науч. ред. В. И. Карасик. - Волгоград : Пере­
мена, 2001. - 495 с.
46. Красных В. В. Культура, культурная память и лингвокультура: их основные
функции и роль в культурной идентификации / В. В. Красных // Вестник
Центра международного образования Московского государственного уни­
верситета. Филология. Культурология. Педагогика. Методика. - 2012. -
№ 3. - С. 67-74.
47. Красных В. В. Роль языка в свете интегративных исследований / В. В. Крас­
ных // Человек и язык в коммуникативном пространстве: сборник научных
статей. - Москва, 2013. -Т. 4, №4. - С. 46-51.
48. Кургузов В. Л. К вопросу методологии понятий и моделирования классифи­
каций культуры / В. Л. Кургузов // Первый российский культурологический
конгресс: тезисы докладов. - Санкт-Петербург, 2006. - С. 95.
49. Кутузов Л. Практическая грамматика английского языка / Л. Кутузов. - Мо­
сква, 1998. - С. 5-14. - Режим доступа : http://www.phi1o1ogy.ru/1inguistics3/
kutuzov-98a.htm
50. Латышев Л. К. Отражение ценностей американской лингвокультуры в худо­
жественном тексте при переводе на русский язык / Л. К. Латышев,
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Н. В. Тимко // Вестник МГОУ. Сер. Лингвистика. - 2013. - № 2. - С. 44-49.


51. Леонтьев А. А. Язык и речевая деятельность в общей и педагогической пси­
хологии: избранные психологические труды / А. А. Леонтьев. - Москва :
Моск. психол.-социал. ин-т ; Воронеж : МОДЭК. 2001. - 448 с.
52. Лосев А. Ф. Знак. Символ. Миф / А. Ф. Лосев. - Москва : Изд-во Моск. ун­
та, 1982. - 480 с.
53. Лотман Ю. М. Избранные статьи / Ю. М. Лотман // Статьи по семиотике и
типологии культуры. - Таллинн : Александра, 1992. - Т. 1. - 456 с.
54. Лотман Ю. М. Культура и информация / Ю. М. Лотман // Библиотека Вир­
туальной Пустыни [Электронный ресурс]. - Режим доступа :
http://www.uic.unn.ru/pustvn/lib/ lotman inf.ru.html. 1999.
55. Малиновский Б. Научная теория культуры / Б. Малиновский. - Москва :
ОГИ. 1999. - 208 с.
56. Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука. - Москва : Мысль,
1983. - 279 с.
57. Мигирин В. Н. Язык как система категорий отражения / В. Н. Мигирин. -
Кишинев : Штиица, 1973. - 239 с.
58. Мишатина Н. Л. Лингвоконцептология как теоретико-прикладное направле­
ние современной методики / Н. Л. Мишатина. - Москва : ОГИ. 1999. - 208 с.
- Режим доступа : http://cl.rushkolnik.ru/docs/301/index-462.html
59. Мюллер М. Лекции по науке о языке / М. Мюллер. - Санкт-Петербургъ :
Библиотека для чтения. 1865. - 302 с.
60. Орлова Э. А. Введение в социальную и культурную антропологию /
Э. А. Орлова. - Москва : Изд-во МГИК. 1994. - 359 с.
61. Орлова Э. А. Культурная (социальная) антропология: учебное пособие для
вузов / Э. А. Орлова. - Москва : Академический Проект. 2004. - 480 с.
62. Палмер Д. Эволюционная психология: секреты поведения / Homo sapiens /
Д. Палмер. Л. Палмер. - Режим доступа : http://www.gumer.info/ bibliotek
Buks/Psihol/ palmer/12.php
63. Пелипенко А. А.. Яковенко И. Г. Культура как система / А. А. Пелипенко.
И. Г. Яковенко. - Москва : Языки русской культуры. 1998. - 376 с.
64. Петров М. К. Язык. Знак. Культура / М. К. Петров; вступ. ст. С. С. Нерети­
ной. - 2-е изд.. стереотип. - Москва : Едиториал УРСС. 2004. - 328 с.
65. Пожидаева Е. В. Пути формирования и развития национальной лингвокуль­
туры питания (на примере английского языка) / Е. В. Пожидаева // Вестник
Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - 2012. -
Т. 18. № 5. - С. 84-87.
66. Попова З. Д. Очерки по когнитивной лингвистике / З. Д. Попова. И. А. Стер-
нин. - Воронеж : Изд-во Воронеж. ун-та. 2001. - 191 с.
67. Попова З. Д. Когнитивная лингвистика / З. Д. Попова. И. А. Стернин. - Мо­
сква : ACT: Восток-Запад. 2010. - 314 с.
68. Потебня А. А. Мысль и язык: собр. трудов / А. А. Потебня. - Москва : Лаби­
ринт. 1999. - 300 с.
69. Прохоров Ю. Е. В поисках концепта / Ю. Е. Прохоров. - 2-е изд. - Москва :
Наука. 2009. - 176 с.
70. Радченко О. А. Понятие языковой картины мира в немецкой философии
языка ХХ века / О. А. Радченко // Вопросы языкознания. - 2002. - С. 140-60.
71. Рапопорт А. Различные подходы к общей теории систем / А. Рапопорт //
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

Системные исследования. - Москва, 1969. - С. 55-79.


72. Сагатовский В. Н. Основы систематизации всеобщих категорий / В. Н. Сага-
товский. - Томск : Изд-во Том. ун-та, 1973. - 428 с.
73. Садовский В. Н. Некоторые принципиальные проблемы построения общей
теории систем / В. Н. Садовский // Системные исследования. - Москва,
1971. - С. 35-54.
74. Садовский В. Н. Основания общей теории систем / В. Н. Садовский. - Моск­
ва : Наука, 1974. - 278 с.
75. Сепир Э. Грамматист и его язык / Э. Сепир // Избранные труды по языко­
знанию и культурологии. - Москва, 1993. - С. 248-258 [Электронный ре­
сурс]. - Режим доступа : http://www.philologv.ru/ linguistics1/sapir-93a.htm
76. Серебренников Б. А. Язык как общественное явление / Б. А. Серебренников
[Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://www.philologv.ru/linguistics1/
serebrennikov-70.htm 1970, свободный.
77. Сильвестров В. В. Философское обоснование теории и истории культу­
ры / В. В. Сильвестров. - Москва : Изд-во ВЗПИ, 1990. - 242 с. Сильвестров
В. В. Культура. Деятельность. Общение / В. В. Сильвестров. - Москва : Рос­
сийская политическая энциклопедия, 1998. - 145 с.
78. Солнцев В. М. Язык как системно-структурное образование / В. М. Солн­
цев. - 2-е изд. доп. - Москва : Наука, 1977. - 303 с.
79. Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики / Ф. де Соссюр ; ред. Ш. Балли и
А. Сеше ; пер. с фр. А. Сухотенко, С. В. Чистяковой, под общ. ред.
М. О. Рус. - Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 1999. - 432 с.
80. Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. - 3-е
изд., испр. и доп. - Москва : Академический проект, 2004. - 992 с.
81. Супрун В. И. Донская казачья лингвокультура в произведении Б. П. Екимо-
ва / В. И. Супрун, Р. И. Кудряшова, Е. В. Брысина // Известия Волгоградско­
го государственного педагогического университета. - 2013. - № 6 (81). - С. 79­
85.
82. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация : учебное посо­
бие / С. Г. Тер-Минасова. - Москва : Слово/Slovo, 2000. - 264 с.
83. Тойнби А. Дж. Постижение истории / А. Дж. Тойнби; пер. с англ.
Е. Д. Жаркова. - Москва : Айрис-пресс, 2010. - 640 с.
84. Уайт Л. История, эволюционизм и функционализм / Л. Уайт // Хрестоматия
по культурологии. Т. 1. Самосознание мировой культуры / под ред.
И. Ф. Кефели, В. Т. Пуляева, В. П. Сальникова, С. В. Степашина. - Санкт-
Петербург : Петрополис, С.-Петерб. ун-т МВД России, 1999. - С. 200-213.
85. Уемов А. И. Методы построения и развития общей теории систем /
А. И. Уемов // Системные исследования. - Москва : Наука, 1973. - С. 147-157.
86. Уорф Б. Л. Отношение норм поведения и мышления к языку / Б. Л. Уорф
[Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://www.philology.ru/
linguistics1/whorf-60.htm 1960
87. Федоров Н. Ф. Супраморализм, или всеобщий синтез (т. е. всеобщее объе­
динение) Электронный ресурс] / Н. Ф. Федоров. - Режим доступа :
http://dugward.ru/librarvZf edorov/fedorov supramoralizm.html
88. Федоров М. А. Принципы системного подхода в определении понятий
«культура», «концепт» и «язык» / М. А. Федоров. - Улан-Удэ : Изд-во Бурят.
гос. ун-та, 2012. - 104 с.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

89. Флиер А. Я. Культурология для культурологов: учеб. пособие для магист­


рантов и аспирантов, докторантов и соискателей, а также преподавателей
культурологии / А. Я. Флиер. - Москва : Академический Проект, 2000. -
496 с.
90. Чавчавадзе Н. З. Культура и ценность / Н. З. Чавчавадзе. - Тбилиси : Мец-
неериба, 1984. - С. 170.
91. Чейф У. Значение и структура языка / У. Чейф. - Москва : Прогресс, 1975.­
452 с.
92. Штеллинг Д. А. Грамматическая семантика английского языка. Фактор че­
ловека в языке : учебное пособие / Д. А. Штеллинг. - Москва : МГИМО,
ЧеРо, 1996. - 254 с.
93. Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность / Л. В. Щерба. - Ле­
нинград : Наука, 1974.
94. Юдин Б. Г. Становление и характер системной ориентации / Б. Г. Юдин //
Системные исследования. - Москва, 1971. - С. 18-34.
95. Юдин Э. Г. Методологическая природа системного подхода / Б. Г. Юдин //
Системные исследования. - Москва : Наука, 1969. - С. 38-51.
96. Юзефович Н. Г. Российская лингвокультура в произведениях Орландо Фай-
джеса // Политическая лингвистика. - 2011. - № 2. - С. 244-249.
97. Юзефович Н. Г. Картины мира: лингвокультурологический аспект // Инду­
стрия перевода. - 2013. - № 1. - С. 363-368.
98. Lakoff G., Johnson M. Metaphors we live by . The University of Chicago Press,
Chicago, 60637 The University of Chicago Press, Ltd. ; London, 2003. - 276 с.

Список используемых словарей


1. Анцупов А. Я. Словарь конфликтолога 2009 г. [Электронный ресурс] /
A. Я. Анцупов, А. И. Шипилов. - Режим доступа : http://vocabulary.ru/
dictionary/887/word
2. Березин С. В. Словарь психологических терминов [Электронный ресурс] /
С. В. Березин, К. С. Лисецхий, М. Е. Серебрякова. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/dictionary/22/word/obraz-mira
3. [БПС] Большой психологический словарь / сост. Б. Мещеряков, В. Зинчен­
ко. - Москва : Олма-пресс, 2004 [Электронный ресурс]. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/dictionary/30
4. [БЭС] Большой энциклопедический словарь: Языкознание / под ред.
B. Н. Ярцевой. - Москва : Большая Российская энциклопедия, 2000. -
1010 с.
5. Вердербер Р. Психология общения [Электронный ресурс] / Р. Вердербер,
К. Вердербер. - Санкт-Петербург, 2003. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/dictionary/789
6. Волков Ю. Социология: учебник для вузов: глоссарий к книге [Электрон­
ный ресурс] / Ю. Волков, И. Мостовая. - Режим доступа :
http://voluntary.ru/ dictionary/570
7. Головин С. Ю. Словарь практического психолога [Электронный ресурс] /
C. Ю. Головин. - Минск : Харвест, 1998. - Режим доступа :
http://vocabularv.ru/dictionarv/ 25/word/obraz-mira
8. [ГПП] Глоссарий по политической психологии. - Москва : Изд-во РУДН,
2003. - Режим доступа : http://vocabulary.ru/dictionary/ 8/word/obschestvo
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

9. [ГПТ] Глоссарий психологических терминов [Электронный ресурс] / под


ред. Н. Губина. - Москва : Наука, 1999. - 302 с. - Режим доступа :
http://vocabularv.ru/dictionarv/7
10. Гулина М. А. Словарь справочник по социальной работе, 2010 г. [Элек­
тронный ресурс] / М. А. Гулина. - Режим доступа : http://voluntarv.ru/
dictionarv/903
11. Дудьев В. П. Психомоторика : словарь-справочник [Электронный ресурс] /
В. П. Дудьев. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/dictionarv/ 893/word/
obraz-mira
12. Душков Б. А. Энциклопедический словарь: Психология труда, управления,
инженерная психология и эргономика, 2005 [Электронный ресурс] /
Б. А. Душков, А. В. Королев, Б. А. Смирнов. - Режим доступа :
http://vocabularv.ru/dictionarv/896
13. Дэвид Д. Большой толковый социологический словарь, 2001 [Электронный
ресурс] / Д. Дэвид, Дж. Джерри. - Режим доступа : http://voluntarv.ru/
dictionarv/567
14. Жмуров В. А. Большая энциклопедия по психиатрии. - 2-е изд. - 2012.
[Электронный ресурс] / В. А. Жмуров. - Режим доступа :
http://vocabularv.ru/dictionarv/978
15. Кожемякина В. А. Словарь социолингвистических терминов (ИЯРАН, 2006,
312 с.) [Электронный ресурс] / В. А. Кожемякина, Н. Г. Колесник,
Т. Б. Крючкова. - Режим доступа : voluntarv.ru/dictionarv/981
16. Кондаков И. Психологический словарь, 2000 [Электронный ресурс] /
И. Кондаков. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/dictionarv/478
17. Кордуэлл М. Психология от А до Я: словарь-справочник [Электронный ре­
сурс] / М. Кордуэлл. - 2000. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/
dictionarv/479
18. Крайг Г. Психология развития. - 9-е изд. [Электронный ресурс] / Г. Крайг,
Д. Бокум. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/dictionarv/791
19. Крысько В. Г. Этнопсихологический словарь [Электронный ресурс] /
В. Г. Крысько. - Москва, 1999. - 343 c. - Режим доступа :
http://vocabularv.ru/dictionarv/1067
20. [КСПТ] Краткий словарь психологических терминов. 2012 [Электронный
ресурс]. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/dictionarv/16
21. [КСКТ 1997] Краткий словарь когнитивных терминов [Электронный ре­
сурс] / сост. Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков, Ю. Г. Панкрац, Л. Г. Лузина.
- Москва, 1997. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/dictionarv/849
22. Культурология XX век: энциклопедия. - Санкт-Петербург : Университет­
ская книга ; Алетейя, 1998а. - Т. 1. - 447 с.
23. Культурология XX век: энциклопедия. - Санкт-Петербург : Университет­
ская книга ; Алетейя, 1998б. - Т.2. - 450 с.
24. [ЛЭСЛТ] Литературная энциклопедия: словарь литературных терминов: в
2 т. / под ред. Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-
Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. - Москва ; Ленин­
град : Изд-во Л. Д. Френкель, 1925 [Электронный ресурс]. - Режим доступа :
http://literarv terms.academic.ru/735/%D0%AF% D0%B7%D1%8B%D0%BA.
25. Никифоров А. С. Неврология. Полный толковый словарь. 2010 [Электрон­
ный ресурс] / А. С. Никфоров. - Режим доступа : http://vocabularv.ru/
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

dictionaiy/889
26. [НиК] Народы и культуры / Оксфордская иллюстрированная энциклопедия;
под ред. Р. Хоггарта, 2002 [Электронный ресурс]. - Режим доступа :
http://voluntarv.ru/dictionarv/950
27. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка [Электронный ресурс] /
С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. - Москва : ИТИ Технологии, 2006. - Режим
доступа : http://ozhegov.info/slovar
28. [ОТСП] Оксфордский толковый словарь по психологии / под ред.
А. Ребера. 2002 [Электронный ресурс]. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/ dictionary/487
29. [ПАСП] Прикладные аспекты современной психологии: термины, законы,
концепции, методы: справочное издание / авт.-сост. Н. И. Конюхов. 1992
[Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://vocabulary.ru/dictionary
30. [ПЛ] Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести то­
мах / ред.-сост. Л. А. Карпенко; под общ. ред. А. В. Петровского. - Москва :
ПЕР СЭ, 2006. - 176 с. [Электронный ресурс]. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/ dictionary/852/word/kartina-mira-yetnicheskaja
31. [СПТиО] Словарь психологических терминов и определений. 2012 [Элек­
тронный ресурс]. - Режим доступа : http : //www.psyhoslovar.ru
32. [СПП] Словарь практического психолога [Электронный ресурс] / сост.
С. Ю. Головин. - Минск : Харвест, 1998. - Режим доступа :
http://vocabulary.ru/dictionary/25
33. [СЭ] Современная энциклопедия. 2000 [Электронный ресурс]. - Режим дос­
тупа : http://dic.academic.ru/ dic.nsf/enc1p/54654
34. [СоцЭ] Социологический словарь. 2009 [Электронный ресурс]. - Режим
доступа : http://www.onlinedics.ru/slovar/soc/ya/jazyk.html
35. [ФС] Философский словарь / под общ. ред. А. П. Ящеренко. - Ростов на
Дону : Феникс, 2004. - 560 с.
36. [ФЭС] Философский энциклопедический словарь. - Москва : ИНФРА-М,
2007. - 576 с.
37. [ЭЭФН] Энциклопедия эпистемологии и философии науки. - Москва : Ка-
нон+, РООИ «Реабилитация», 2009. 1248 с. [Электронный ресурс]. - Режим
доступа : http://epistemology of science. academic.ru

94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение............................................................................................ 3
Глава 1. Понятие «система». Аспекты рассмотрения системы . . . 5
Глава 2. Системный подход в определении понятия «культура» . . . 18

Глава 3. Язык как адаптивная практика культуры........................ 29


Глава 4. Концепт как феномен культуры........................................ 42

Глава 5. Определение понятия «лингвокультура»........................ 52


Глава 6. От лингвистической относительности к относительно­
сти культурной ........................................................................................ 58
Вопросы и задания к главам ............................................................ 65

Заключение........................................................................................ 85
Библиографический список............................................................ 87

95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

У ч еб н о е и здани е

М ихаил А лександрович Ф едоров

ОСНОВНЫ Е П О НЯТИЯ ЛИ Н ГВО КУ ЛЬТУРО ЛО ГИ И

Учебное пособие

Редактор Д. Н. Гармаева
Компьютерная верстка Л. П. Бабкиновой

Св-во о государственной аккредитации


№1289 от 23 декабря 2011 г.

Подписано в печать 08.04.15. Формат 60 х 84 1/16.


Усл. печ. л. 5,6. Уч.-изд. л. 4,8. Тираж 37. Заказ 12.
Цена договорная.

Издательство Бурятского госуниверситета


670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а,
e-mail: riobsu@gmail.com

Отпечатано в типографии Бурятского госуниверситета


670000, г. Улан-Удэ, ул. Сухэ-Батора, 3а
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»

ISBN 978-5-9793-0736-7

9 ТвбЭТЭИзОТЗвТ